Вот граница нормы и извращения! KVIR.RU

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Вот граница нормы и извращения! KVIR.RU

Сообщение автор Admin в Пт Авг 19, 2016 7:57 am

Вот граница нормы и извращения!

У меня есть знакомый, весьма важный топ-менеджер. "Значит, так, док, - говорит он мне. - Во вторник я смогу уделить тебе время с 14.27 до 14.31. Забежишь ко мне в офис и расскажешь, почему я апотемнофил".






[img(36.01562px,36px)]http://img.gay.ru/misc/img_pub/kvir/div_note2.png[/img]Энциклопедия всеобщей сексуальности: Том I, Том II






К сексопатологу приходят кошечка и собачка и говорят:
- Вы знаете доктор, у нас проблема. Мы четыре года живем в браке
и до сих пор не можем завести детей.
После осмотра доктор говорит:
- Ваша проблема не в том, что вы кошечка и собачка,
а в том, что вы оба мальчики.
[size]

В прошлый раз во втором томе нашей энциклопедии мы познакомились с многочисленными девиациями и ужаснулись: как же их много! "А если я заболею всеми сразу?" - беспокойно вспучивается и в страхе морщится серое вещество головного мозга наших читателей. Не бойтесь, сегодня мы с вами коснемся вопросов сексопатологии, чтобы попытаться все-таки ответить на вопрос, вынесенный в заголовок: где граница нормы и извращения, когда можно любиться, а когда нужно лечиться?

Может быть, поможет классификация девиаций? Сексуальные отклонения можно классифицировать на девиации с нарушением направленности полового влечения и девиации с нарушением способа полового удовлетворения. То есть в одну группу войдут эфебофилы и хрематистофилы, в другую - цинепимасты и стигматофилы. Как видите, все эти классификации достаточно условны, к тому же нередко сочетаются оба вида девиаций, или они сменяют друг друга на протяжении времени.

Девиации, по сути, означают широкую гамму сексуальных практик, как в рамках "нормальной" сексуальности, так и выпадающих из общепринятых норм. Кем принятых? Чьих норм? Действия, которые расцениваются как девиации, могут быть разными в зависимости от культуры общества и моральных устоев, в этом обществе сложившихся. Если гомоэротика и эфебофилия считались приемлемой, даже законной нормой в Древней Греции и Риме, то относительно своих современников они, естественно, не считались девиантными.

В Средневековой Европе оральный секс и половой акт в коленно-локтевом положении были не то что девиацией - были ересью и богохульством, а участники этой девиации подвергались сожжению. (Так-так... А не страдали ли сами святейшие инквизиторы пироманией?)

С изменениями, происходящими в современном обществе при легкости обмена информацией, часть сексуальных практик становится общепринятой нормой - в таких случаях некоторые девиации перестают быть таковыми. Так же возникают новые способы сексуального поведения, имеющие полное право называться девиантными. Например, склонность к исключительно виртуальному сексу можно назвать девиацией. А будет ли виртуальный секс девиацией в XXII веке? Таким образом, девиация не только и не столько медицинское, сколько социокультурное понятие.

Как и почему формируется та или иная девиация, как закрепляется она в психотипе человека - об этом я хочу рассказать на примере апотемнофилии. У меня есть знакомый, весьма важный топ-менеджер. Назовем его Вацлавом. "Значит, так, док, - говорит он мне. - Во вторник я смогу уделить тебе время с 14.27 до 14.31. Забежишь ко мне в офис и расскажешь, почему я апотемнофил". Увы, за четыре минуты я не смогу даже толком сказать ему, что на самом деле означает это слово. Попытаюсь дать кое-какие комментарии здесь.

Итак, формирование апотемнофилии могло произойти по многим причинам. Например, в детстве, еще в допубертатном периоде, когда мальчику никакие половые вопросы еще и в голову не приходят, его опекает дядюшка - одноногий инвалид афганской войны. Этот дядюшка молод, энергичен, он воплощение здоровья, красоты, суровой нежности и заботы. Он весел, розовощек, от него вкусно пахнет хорошим одеколоном, он покупает своему племяннику завлекательные и полезные игрушки. И дядюшкина культя как бы естественно входит в сознании мальчика в комплекс здоровья, красоты и мужской нежности.

Позднее, в пубертатном периоде, когда отрок - юноша идентифицирует себя геем, его сексуальные пристрастия будут ассоциированы именно с одноногими мужчинами. Или, например, другая причина, послужившая толчком к развитию апотемнофилии в периоде пубертатном. В этом возрасте вопросы секса уже становятся насущными. И в этом же возрасте многие, если не большинство молодых людей, страдают дисморфофобией - недовольством строения своего тела. Слабыми мышцами. Сутулостью. Оттопыренными ушами. Тонкой шеей. Прыщами. Заиканием (кстати, заикание может быть как первичным вследствие врожденной неврологической патологии, так и вторичным - как проявление дисморфофобии).

Как правило, все эти страхи и недовольства надуманны, преувеличены, однако они доставляют настоящие страдания. "У меня узкие плечи, кривые ноги и маленькая писька! Кому я на *нецензурная брань* нужен? - удрученно размышляет юноша. - Ну хоть бы какой инвалид нашелся, с которым нам, двум уродам, приятно было бы провести время!" И вот, о чудо! В вечерней пустой электричке этот юноша встречает пьяненького разговорчивого одноногого инвалида, набирается смелости и лезет к нему в штаны. А инвалид этот, вместо того чтобы надавать юноше по морде, тоже вдруг ласкает юноше его маленькую письку.

Вот еще один вариант для размышления. Уже сформировавшемуся гею все время попадаются сексуальные партнеры ну такие пассивные, ну такие жеманные, ну с такими вялыми первичными половыми признаками, что просто фу, да и только. Хоть в натуралы переквалифицируйся! Но вот, волею судьбы к нему в постель попадает ампутант с мощным ненасытным *нецензурная брань*. Инвалид этот трахает его всю ночь напролет во всех мыслимых и немыслимых позах. После этой бурной ночи наслаждений наш пациент навеки становится апотемнофилом.

[img(36.01562px,28px)]http://img.gay.ru/misc/img_pub/kvir/div_quot.png[/img]Одним словом, как мне добиться ампутации ноги? Очень жду вашего письма. Рустик



Упрощенно и схематично я показал вам три варианта формирования апотемнофилии в разные возрастные периоды человека. На самом деле все гораздо сложнее, и в появлении этой девиации играет роль не один фактор. Как правило, необходимо несколько причин и пусковых механизмов: и наличие врожденной неврологической патологии, и состояние нервной системы в допубертатном и пубертатном периодах, и конкретные жизненные обстоятельства.

Продолжая эту тему, хочу коснуться аутоапотемнофилии. Я веду в Интернете переписку с человеком, который считает, что сможет стать счастливым и зажить полноценной сексуальной жизнью, только лишившись ноги. Назову его Рустиком и приведу два письма.

"Здравствуйте, доктор! Спасибо за письмо и вашу статью про геев-инвалидов. Однако же у меня конкретный вопрос, на который вы мне так и не ответили... Одним словом, как мне добиться ампутации ноги? Очень жду вашего письма. Рустик".

"Добрый день, Рустик. Я не хотел обсуждать эту тему, но уж если ты с ножом к горлу моему пристал (прости, ради Бога, за такой каламбур), тогда попытаюсь ответить на твой вопрос. Прежде чем решаться на какие-либо действия, которые обладают свойством необратимости - на потерю ноги, к примеру, нужно пройти длительные и серьезные консультации у психологов, психотерапевтов и психоаналитиков. И не у каких-нибудь чугуевских фельдшеров, а у столичных, лучше (касательно проблем аутоапотемнофилии) немецких или австрийских специалистов. Давать тебе какие-либо конкретные советы в твоей ситуации я, во-первых, не могу, во-вторых, не имею права. Я ведь не знаю тебя как человека, я не знаю твой психический статус и психологический фон, на котором формировалась твоя сексуальность.

В каждом конкретном случае девиация имеет вполне определенную причину, точнее, целый комплекс причин, которые "встретились в одно время в одном месте" - в твоей голове. Если даже после бесед и сеансов с психологами и психотерапевтами ты будешь продолжать настаивать на бесповоротном - оперативном - решении вопроса в пользу твоей аутоапотемнофилии, все равно и после, скажем, операции тебе понадобится мощная поддержка психологов, если не психиатров.

Ты даже представить себе не можешь, как меняется психика человека в случае изменения его соматики (телесной сущности). Так, например, потеря всего-навсего маленькой "шкурки" - крайней плоти вызывает у взрослого человека такие психические и психологические расстройства, что иногда после операции обрезания - знаю по своему хирургическому опыту - приходится направлять пациента к психиатру.

Я не могу предсказать, удовлетворит ли тебя ампутация твоей ноги, одно могу прогнозировать совершенно конкретно и точно со стопроцентной очевидностью - ни в сексуальном, ни в моральном, ни в "общечеловеческом" планах счастливее ты не будешь. После таких операций развивается целый букет психических проблем, которые жили в твоей голове подспудно, в самых глубоких, мрачных и запутанных тайниках твоего мозга, а после твоей "добровольной" потери ноги эти очень страшненькие проблемочки и комплексы (в том числе и не связанные с сексом) полезут наружу. И вот тогда это будет страшно. И тебе, и окружающим.

Прими во внимание еще одно обстоятельство. Официально на ампутацию здоровой ноги не пойдет ни один врач, ни одна клиника. Существуют национальные законы (в том числе и в вашей стране) и международные конвенции, которые регламентируют "сферу хирургических услуг". Ты можешь попытаться сделать эту операцию у недобросовестного и беспринципного врача подпольно. Однако уверяю тебя: врач, лишенный моральных принципов, - никудышный специалист и плохой профессионал. Таким образом, все-таки первый шаг ты должен сделать к хорошему психологу. Всего доброго, жду писем. Доктор Попов".

"Здравствуйте, доктор! Да, я прекрасно понимаю, что без психологических последствий не обойдется. Но я думаю, что у меня это пройдет безболезненно, ведь все будет сделано осознанно и добровольно. Вы не сможете меня переделать. Просто я хочу лишиться ноги. Я ведь не кому-нибудь хочу, а себе! Мне будет плохо, я буду страдать, я буду сам на себя обижаться, я буду плакать ночью от боли, я буду жалеть тогда об операции... Но я хочу этого! Насчет похода к психологу. Я даже представить себе не могу, что и как ему сказать. Фотографию свою высылаю. Рустик".

"Итак, ты пишешь, что не можешь себе представить ситуацию встречи с психологом и откровенной беседы с ним. На самом деле ты бессознательно страшишься отнюдь не внешней стороны встречи и разговора; твой мозг совершенно правильно боится, но боится он того, что в этой беседе наружу из подсознания выползет такая гадость, с которой тебе тошно будет жить всю оставшуюся жизнь.

Поэтому: не оставить ли все как есть? И еще одно. Я сейчас смотрю на твою фотографию и думаю вот о чем. Был бы ты юным мальчиком с кудрявыми волосиками и смазливой мордочкой, тогда ты, одноногий, и нашел бы свою "любовь и счастье" (ненадолго - на несколько лет, впрочем, тоже срок). А теперь прости за жесткие и грубые слова. Ты уже лысеющий дяденька с унылыми носогубными унтер-офицерскими складками. Ну и кому ты, одноногий, будешь нужен? Ты веришь в любовь до гроба со стороны какого-нибудь апотемнофила, но поверь мне, что у таких лиц психологических проблем не меньше, не будет у них любви до гроба! А через три-пять лет твоя дряблая кожа и потные подмышки, даже при наличии первосортной сексуальной (с твоей точки зрения) культи - кому понравятся?

А все социальные и материальные проблемы, которые тут же возникнут, ты просчитал? Думай, думай, не только о том думай, как тебе будет хорошо, а думай, как тебе будет плохо. Будь реалистом. Еще раз прости за эти слова. Итак, я изложил тебе свое видение проблемы аутоапотемнофилии, в то же время я не претендую на "истину в последней инстанции". Мои собственные проблемы так же можно рассматривать под разными углами и раскладывать их по полочкам - "это хорошо, а это плохо". Но это мой выбор, моя жизнь, и я не хочу менять ее. Господь нам Судия! Не судите, да не судимы будете (Матф. 7, 1). Вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего (Матф. 7, 5). Доктор Попов".

Подведем некоторые итоги. Границу между вариантом нормы и извращением провести все-таки можно. "Расстройством" мы можем назвать ту или иную девиацию (парафилию) только тогда, когда она является единственным видом сексуальной активности данного индивида во взрослом возрасте. О девиации (парафилии) как заболевании (извращении) можно говорить тогда, когда сексуальные переживания приобретают характер неодолимой привычки, навязчивости, имеют сходство с влечением к алкоголю или наркотикам, когда у человека постепенно нарастает социальная неприспособленность и изоляция от окружающего мира. И тогда речь идет уже о психиатрическом диагнозе и необходимости медицинской и психологической помощи, а в некоторых бесспорных случаях - и к содержанию таких лиц в пенитенциарных учреждениях.

Сексуальные девиации как клинический диагноз чаще встречаются у пациентов с психопатиями или у лиц с психопатическим складом личности. Само понятие психопатии относится к так называемой пограничной психиатрии. Трудно и практически невозможно иногда указать, где аномалия характера, где патологический характер, где заболевание.

Сказанное выше относится и к неврозам и невротическим состояниям. Среди взрослого населения психопатии составляют от 5% до 15%. Это очень много. Больно все общество - и на Западе, и на Востоке. А психопатии, как известно, предрасполагают к сексуальным расстройствам. Некоторые психиатры, кстати, различают половые извращения (перверсии) и половые отклонения (девиации). Перверсии как нарушение направленности полового влечения или его удовлетворения свидетельствуют о патологии, а девиация рассматривается как неболезненное состояние, хотя и характеризуется отклонением от общепринятых норм полового поведения.

Мы рассмотрели медицинские, преимущественно психиатрические, аспекты крайних вариантов психосексуальных девиаций. В то же время человек - животное социальное, и средой его обитания является общество, социум со своими табу, традициями и законами.

Естественно, кое-какие отклонения сексуального влечения осуждаются как неэстетичные; некоторые маргинальные варианты девиаций являются нарушением морально-этических норм конкретного социума, определенные виды девиаций уголовно наказуемы. В связи с этим считаю необходимым поговорить и о социальной стороне проблем сексуальности.

Что такое сексуальное насилие и сексуальное преступление? В этом вопросе нет расхождений между цивилизациями, этносами, странами и религиями. Нормы права здесь полностью совпадают с нормами морали: все без исключения сексуальные преступления в общественном сознании оцениваются однозначно отрицательно.

О сексуальном насилии говорят, когда человек силой, угрозой, обманом, использованием зависимого или беспомощного положения принуждается вопреки его желанию к какой-либо форме сексуальной активности. К сексуальным преступлениям относятся: развратные действия (насильственный петтинг, манипуляции с половыми органами), инцест, изнасилование, принуждение к вагинальному, анальному или оральному половому акту. Некрофилия, зоофилия, эксгибиционизм, некоторые виды хронофилии так же лежат в основе ряда деяний, предусмотренных Уголовным и Гражданским кодексами.

Все, что не подпадает под понятия "сексуальное насилие и сексуальное преступление", "преступление против личности и общества" и "правонарушение", является сферой частной жизни человека.

Статья 23 Конституции Российской Федерации декларирует право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Статья 19 Конституции Российской Федерации запрещает любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Статья 136 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает наказание за нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина. Статья 137 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает наказание за нарушение неприкосновенности частной жизни.

Таким образом, если сексуальные нарушения и половые расстройства личности (сексуальные девиации и дисфункции) не угрожают другим людям и не являются уголовно наказуемыми деяниями, а также не являются заболеваниями, приводящими к расстройствам психики и телесного здоровья данной личности, то все проявления сексуальности в любой форме относятся к важнейшей сфере общественных отношений - к частной жизни (privacy), неприкосновенность которой охраняется законом и является проявлением свободы совести.


[/size]
Фото John Falocco



09 ОКТЯБРЯ 2014   |   ИГОРЬ ПОПОВ

http://www.kvir.ru/articles/vot-granica-normy-i-izvrascheniya.html

Admin
Admin

Сообщения : 1778
Дата регистрации : 2015-05-15

Посмотреть профиль http://nauchnii-soyuz.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Вот граница нормы и извращения! KVIR.RU

Сообщение автор Admin в Пт Авг 19, 2016 7:57 am

Палата №2

Игорь уже второй месяц в психушке. В стационаре.





[img(36.01562px,28px)]http://img.gay.ru/misc/img_pub/kvir/div_quot.png[/img]У меня сразу возникло понимание, что мы скрепились навсегда. Пока живы - сцеплены телами, а на том свете сольемся душами. Я понял это по одному прикосновению. Это - бессрочная спайка. От такого не отказываются, даже если душевное здоровье неидеально.


[size]

Больница старая, обветшалая. Инвентарь и мебель допотопные. Сразу видно: не Москва. Зато много корпусов. Отделения и женские, и мужские, и детские, и для буйных, и столовка, и много чего еще.
Сбежать из отделения, где лежит Игорь, элементарно. Чувака из соседней палаты отправляли к стоматологу в другой корпус. Убежать - если б он попытался - было бы проще простого.
Памятка в "предбаннике" (для нас, приходящих, дары приносящих) - тоже фуфло. Написано, что тут нельзя пользоваться видеоаппаратурой и снимать на мобильник. Выполняется. Вход детям до шестнадцати и нетрезвым гражданам запрещен. Тоже выполняется. В передачах под запретом алкоголь, консервы, острые предметы, столовые приборы, напитки в стеклянной таре etc. На самом деле передать - с осторожностью - можно что угодно. Мы с Игорем подолгу сидим в коридоре. Мимо нас ходят и врачи, и больные, и всем наплевать, чего мы там друг другу передаем. Все заняты своими делами.

Первые две палаты - без дверей. Туда помещают новеньких; старожилы, живущие там относительно долго - люди неблагонадежные с точки зрения психиатрии. Медсестрам положено заглядывать туда почаще. Игорь во второй палате уже второй месяц. Это очень плохо.
Я запомнил часы посещений и хожу постоянно. Мы разговариваем. Игорь часто вялый, заторможенный из-за таблеток. "Я могу целый день ничего не чувствовать, пустота одна. Сплю, сплю и ничего не чувствую. Отупение какое-то. А сон очень тяжелый. После него не отдыхаешь совсем. Голова свинцовая"... Иногда Игорь решает снова побыть самим собой и увиливает от приема лекарств. Он полушепотом рассказал мне, как это делается. У медсестры в кабинете что-то типа лотка с отверстиями, в которых стоят маленькие пластиковые стаканчики с таблетками. Перед каждым отверстием - кусок лейкопластыря с фамилией больного. Лекарства у всех разные; у некоторых еще и уколы. Тебе дают кисель, чтобы легче запить таблетки. Потом ты должен широко открыть рот и высунуть язык, показывая, что действительно всё проглотил. Пожилая медсестра очень внимательно заглядывает в рот каждому. Я ее видел. Маленькая, худенькая, цокает туда-сюда на шпильках. Тонкие губы плотно сжаты. Лицо злое. Другая медсестра - помоложе, погрузнее и пошалАвливее. Она пофигистка, во рты заглядывает мельком, и флиртует с майором-белогорячником. Она всегда отвлекается, и этим многие пользуются. Кто-то ловко прячет таблетки в рукав, кто-то оставляет за щекой и выплевывает в туалете. Игорь говорит, так делают многие, и никто никого не выдает. Солидарность!
Избежать уколов невозможно. Игорь рассказывал, что санитары-амбалы в их отделении обычно не водятся, и помимо пищеблока (куда ходят все, из разных корпусов) он видел их только один раз - когда пожилой человечек из палаты рядом с туалетом вдруг отказался от укола. Увещевания шалАвливой медсестры не подействовали. Через пять минут из отделения для буйных явились два мордастых санитара, выгнали всех из палаты, скрутили пожилого бунтаря, и медсестра спокойно его уколола.

Разглядывая больных, я был, на каком-то уровне, даже разочарован. Ожидал большего драматизма. Ярких безумцев, как в кино - "Я Наполеон! А я Иисус! А я Люцифер!" - тут нет. Никто не кричит. Лица или просто противные, или заурядные. Одежда - застиранные больничные рубахи и штаны. Но многие носят своё, домашнее: тапки, треники, футболки. Персонажи вроде Ганнибала Лектера сидят в совершенно другом отделении, и Игорь там не был. Слава Богу.
В то отделение, в периоды обострений, переводят соседа Игоря по палате, неопрятного парня лет двадцати семи. Потом его "попускает", и он возвращается. Он ни с кем не говорит и, по словам Игоря, почти ничего не ест. И целый день может молча пролежать на своей кровати, глядя в потолок и шевеля губами.
Другой сосед, высоченный чернявый мужик еврейского типа, совершенно безобиден и часто говорит людям: "Смеюсь над тобой!". Мы с Игорем как-то сидели в коридоре, и к этому мужику пришла пожилая мать, принесла новую одежду. Он тут же разделся догола - полностью! - ни на кого не обращая внимания. Переоделся, отдал старые вещи матери и снова плюхнулся на скамейку рядом с ней. Женщина сидела, опустив глаза. Седая женщина с потухшим лицом.
А один паренек, которого вот-вот выпишут, сказал Игорю, что станет киношником и снимет фильм "обо всех нас". Это он про пациентов. Он очень внимательно расспрашивает всех и каждого, угощает сигаретами и использует любую возможность пообщаться. Он суетливый и делает много быстрых мелких движений, как грызун.

Видел я и лечащего врача Игоря, седеющую даму со старомодной укладкой валиком. Они разговаривают каждое утро, в ее кабинете. Мать Игоря тоже приезжала и с ней беседовала. Вместе с "пациентом" и по отдельности. Темы они обсуждают разные - и детский энурез (который у Игоря был... и у меня, кстати, тоже!), и отсутствие у Игоря "близких отношений" с женщинами, и его страхи, перемены настроения, ипохондрию, агрессию... далее по списку. Матери Игоря она сказала, что "не акцентируется на ориентации, потому что его проблемы глубже и не связаны с выбором сексуального объекта". Как-то так. Я запомнил. А еще она говорила, что он вполне может "нормально функционировать в социуме", но над этим нам нужно работать всем вместе.
Меня эта врачиха тоже заметила. Там же, в коридоре. Просканировала бесцветными рентгеновскими глазами. А Игорю потом сказала: "Это твой... друг? Я бы хотела с ним поговорить...". Я был в ужасе и отказался. Игорь не возражал, просто усмехнулся. Он знает, что я могу наболтать всякую хрень. У меня в голове нет фильтра, особенно когда я нервничаю. А с врачихой мы больше не пересекались... по крайней мере, пока.

Несколько лет назад, когда Игорь был студентом, его уже направляли на обследование, и он вроде наблюдался у психиатра амбулаторно, и ему чего-то там выписывали... Деталей не знаю. Он не говорил. Я спрашивал, но у него был очередной ершистый период, и он сказал, чтобы я не лез в его прошлое. "Вы не знаете, что происходит! Вы видите только одно, и принимаете это, а всё не так, как вам кажется".
На него иногда находит... Заморачивается из-за пустяков, придирается, злится, непонятные вещи говорит.
Он на два дома живет - у меня и у матери. Я ему деньгами помогаю, если нужно, но он и сам зарабатывает. Пишет за людей курсовые, рефераты. У компьютера целый день.

А в тот раз он у матери ночевал, и они поругались из-за трав. Игорь пьет травяные чаи целыми курсами. Три недели - чай для укрепления иммунитета, три недели - для снижения сахара в крови, потом для профилактики простуды, нормализации давления, еще чего-то... В аптеках покупает целыми сумками. И принимает разные добавки к пище, составляет какие-то таблицы совместимости.
А мать с утра снова заговорила, что он убивает микрофлору кишечника, и нужно пить больше воды, а не чая, и выкинуть все эти БАДы... Игорь начал истерить. Не сразу, а, как мне потом рассказала его мать, постепенно. Слово за слово, короче. Но перепалка вышла из-под контроля. Игорь побагровел, орал, брызгал слюной, затолкал мать в ванную и приказал закрыться, а сам начал пинать дверь ногой. Потом, пока перепуганная женщина сидела, прислушиваясь, в ванной, он стал рвать их семейные фотографии и выкидывать в окно. Цветные и черно-белые клочки... Потом оделся и ушел. Ко мне явился уже ночью, когда я спал. Где шлялся весь день - не сказал. А я еще не знал о его ссоре с матерью. Она вообще признала меня и начала звонить, только когда Игорь загремел в больницу. Но я, помню, заметил, что он какой-то... остекленевший. Будто не он. Я не стал мучить его вопросами. Мы легли спать, но вскоре я проснулся от его крика. Он просто лежал рядом и орал, что среди людей чувствует себя, как последний тилацин Бенджамин, и нас всех почему-то устраивает этот расклад, и мы маршируем не туда, и надо учиться видеть поверх вещей, и мы поймем его, только когда он начнет всех резать. "Кровь откроет ворота! Кровь откроет ворота!". Я скатился на пол, прыгнул к столу и схватил телефон. Мне никогда не было так страшно. Я убежал на кухню и вызвал "скорую". Так и сказал: приезжайте сами или присылайте специальную машину, или продиктуйте номер, я запишу на салфетке, тут человек кричит и хочет всех резать... Игорь продолжал орать. Я тусил на кухне в трусах, заглядывал в комнату и пытался его успокоить. Он орал. Потом его увезли. Он к тому моменту уже давно выдохся, обмяк и не сопротивлялся.

А я теперь узнал много нового. Психоз, шизофрения и прочие прелести. Читаю, изучаю...
Я не уверен, что душу можно лечить. Это не ангина. Психиатры тупо глушат тебя таблетками и беседами. "Лечение", *нецензурная брань*... Но это лучше, чем ничего.

Игорь живет циклами. Адекват/неадекват. К этому мне и нужно приспособиться. Иногда он будто разваливается на куски, и его надо собирать заново. Но я не верю, что он окончательно свихнется и перестанет узнавать окружающих, и будет пускать слюни, как в том фильме... Не верю. В Игоре по-прежнему царит циничное рациональное начало, и оно не даст ему сойти с ума. Я знаю.

У него серо-зеленые глаза. Я их обожаю. Из всех людей, которых я встречал, глаза Игоря меняются от освещения больше всего. Я помню, как они выглядят на ярком солнце, как - при электрическом свете и как в полумраке... постоянные цветовые перемены! А еще у Игоря крупный нос с горбинкой. Кто-то сказал, что нос непропорционально велик. А мне нравится. Балдею от больших носов!

Мы гуляли с Игорем вдоль железной дороги, в апреле. И увидели старую могилу без имени и таблички, с ржавым крестом. Просто могилу на холме - или как это называется - насыпь, кажется... земляной бугор вдоль железнодорожного полотна. Есть ли что-нибудь более депрессивное, чем безымянная могила? А может, это было не захоронение, а обозначение места гибели... Бог его знает! Мы остановились, и Игорь вдруг взял меня за руку. Он всегда был очень осторожным и сдержанным на людях. Но взял меня за руку. Рядом, в принципе, никого не было... кажется. Но Игорь увидел крест и взял меня за руку. Я замер. У меня сразу возникло понимание, что мы скрепились навсегда. Пока живы - сцеплены телами, а на том свете сольемся душами. Я понял это по одному прикосновению. Это - бессрочная спайка. От такого не отказываются, даже если душевное здоровье неидеально.
Что тут скажешь? Я знаю Игоря четыре года. Три с половиной из них мы - пара. Мы срослись. Нам говорили, что мы больше похожи на братьев, чем на любовников. Меня это устраивает. Бурные страсти давно позади, теперь мы родные. А родные своих не бросают.
Я не собираюсь корчить из себя мученика. А заботу о "больном" человеке в заслугу себе не ставлю. Для меня тут нет вариантов: быть самим собой я могу только с Игорем. Мне просто нужно приспособиться к его переменам.


[/size]
Иллюстрация René Capone



08 ИЮНЯ 2016   |   АНДРЕЙ СПЕСИВЦЕВ


Оцените:    Мне интересно    Мне неинтересно
Ссылка: 



Я рекомендую







1






Отзывы читателей

Не проходите мимо! Оставьте своё мнение »


Ответить на этот отзыв
Тимур   [size=11](08/06/2016 04:43) 
  


Ух, сам прожил с отцом шизофреником 17 лет, могу только пожелать терпения. Не знаю как там насчёт вылечиться, там по моему можно только не усугублять и приспосабливаться. Главное иметь доверие человека и периодически заставлять его "выходить и сверять часы" с реальностью. Может быть меня поправят и это у нас был тяжёлый случай.

+27    
    




Александр69   (08/06/2016 18:56)   


В Вашей семье точно был тяжёлый случай. Знаю о таких людях не понаслышке и самое главное особенно в их приступах агресии это вовремя промолчать и самому сохранять хладнокровие не маячить перед глазами но при этом навсякий случай повозможности быть рядом.

+10    
    


[/size]


Ответить на этот отзыв
Leigh   [size=11](08/06/2016 20:46) 
  


чем нравится Спесивцев - это разноплановостью творчества.

+12    
    


[/size]


Ответить на этот отзыв
Yonakano   [size=11](25/06/2016 22:05) 
  


Текст очень понравился.
Искренне, оригинально.


+2    
    


[/size]


Не проходите мимо! Оставьте своё мнение »
подписаться на отзывы к этому материалу »
http://www.kvir.ru/articles/palata-2.html

Admin
Admin

Сообщения : 1778
Дата регистрации : 2015-05-15

Посмотреть профиль http://nauchnii-soyuz.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Вот граница нормы и извращения! KVIR.RU

Сообщение автор Admin в Сб Авг 20, 2016 8:07 am

Безумная любовь

По ту сторону забора есть и страсть, и измена, и нежные чувства. Как и вольные их собратья, безумные мужчины периодически любят друг друга. Но немного по-своему.


Автор статьи имеет многолетний опыт борьбы с безумием, служил санитаром и фельдшером в пяти израильских сумасшедших домах, работал как в закрытых, так и в открытых отделениях, отделениях для взрослых и юношей, с хрониками и буйными. За годы труда автор убедился, что мир дурного дома пусть во многом и параллелен окружающему миру, но и имеет с ним много сходного...

Игорь

Жизнь Игоря во многом похожа на вашу: он встает утром, чистит зубы, завтракает, ленится застелить постель. Как и вы, он мечтает, строит планы, которым не сбыться. Имеет навязанный обстоятельствами распорядок дня. Любит. Несчастливо влюблен в соседа по палате Аркадия.

На этом, надеюсь, иссякнет сходство с вами: Игорь - шизофреник. Он живет в сумасшедшем доме.

Именно живет, а не лечится. Доктор, конечно, прописывает ему препараты для укрепления духа, но о выздоровлении речь не идет. Как и о выписке.

Игорю за тридцать, он лысоват, с дрянною осанкой, узкими плечами и бедрами, широкими не по-мужски. Характер склочный. Паточно услужлив. Стучит на больных, и был за это не единожды бит. Но в глубине своей нездоровой души, неплохой парень. Просто жизнь так сложилась.

После очередного рецидива болезни Игоря перевели из открытого отделения в мужское хроническое, закрытое. Хворь сказалась сообразно ориентации: Игорек накупил одежды больше меры на деньги, которых не было. Залез в долги, их уже не вернуть.
Покупал не только себе. Нет щедрее больного в маниакальном психозе. Купил и Аркадию: вещи, сладости, сигареты...

Теперь они сопалатники.

Аркадий, объект вожделения, - мужчина сорока лет, сын многих народов. Имеет крутой нрав, в плохом самочувствии агрессивен. Ненавидит евреев и гомосексуализм. Впрочем, воззрения не мешают ему жить в Израиле и баловать Игорька редкой близостью.
Такой мезальянс типичен для дурного дома. Игорек ищет применение не взысканным чувствам. Аркадию скучно в замкнутом мужском коллективе (сгодилась забитая в подсознание бисексуальность). В промежутках между безумием обоим хотелось элементарных людских эмоций. Хотелось и секса. Они часто запирались в обосранных кабинках клозетов и душевых - не вышло.

Долгие годы лекарственной терапии загасили пылкое дотоле либидо. Аркадий жаловался, что у него уже десятый год не стоит...
Игорьку, однако, он мил и без эрекции. Главное, чтоб любил. Но не любит ведь...

Какой бы жизненной не казалось ситуация - это обманчивое впечатление. Сходство с нормальной жизнью, только лишь сходство. Безумие опустошает человека. Сумасшедший чувствует гораздо слабее обычного. Он рассказывает, что любит, тоскует или скучает (и верит в сказанное), но на деле это куцые, нестойкие эмоции. Если понадобиться, Игорек "продаст" Аркадия персоналу за лишнюю сигарету и не почувствует угрызений. Совесть у сумасшедшего атрофируется первой.

К счастью Аркадия, курит Игорь немного.

Во времена обострений, главным образом, у Аркадия, их отношения не выходят за рамки заурядного триллера. Для горца (предки Аркадия с Кавказа) Игорь становится сосредоточением зла - еврей и педераст. Зло Аркадий побеждает на всех фронтах: выгоняет Игоря из палаты, материт, отлучает от тела. На ласки отвечает враждебно - однажды ударом наотмашь сломал ему нос. Был связан. Раздосадованный неудачей, Игорек сменил вектор страсти. Ближайшей же ночью домогался лежавшего неподалеку олигофрена и зачем-то обкусал ему уши...

В острых хронических люди лежат годами, десятками лет. Некоторых не пускают дальше больничного двора. Коллектив приедается. Ко всему прочему, отделения разделяют по полу. Натуральные пациенты томятся мужским обществом, не в каждом лечение заглушило основной инстинкт. И приложение инстинкту приходится искать поблизости.

Не смущенные предрассудками, чуждые морали и прочих достижений цивилизации, сумасшедшие мужчины реализуют инстинкты не отходя от кассы: кушают с пола, писают в кровать. Не ищут они сложных путей и в сексе.

Меир

Меиру - двадцать восемь. С пятнадцати лет в дурдомах. Не взирая на долгие старания, медицина не отбила у Меира вкус к жизни. Он с юности следил за фигурой, изучал дзюдо и борьбу, изводя в спорте болезную злость. Не вся агрессия истратилась на физкультуру: Меир часто применял приобретенные навыки в общении с персоналом и друзьями по цеху. Не скрывал он и своих сексуальных фантазий.

Не будучи от природы эстетом, Меир вожделел все, что колышется. Родился он, наверное, натуралом, в юности ему часто нравились девушки. Но за неимением гербовой с легкостью писал на простой. Заточение в мужской коллектив Меир воспринял обыденно и нашел себе безропотного партнера из хроников. Зазнобе, правда, не так давно стукнул полтинник, он периодически ходит под себя и пахнет соответственно, но имеет завидное для любовника качество - он немой. Невольные свидетели их соитий на обоссаных простынях испытывали смешанные чувства. Либидо покидало очевидцев на неясный срок, мысль о сексе расстраивала. Сам похотливец просто объяснял свою невзыскательность: "Хотелось".

Ситуативный гомосексуализм - частое явление в дурдомах. Здесь не зона, контроль помягче, хоть персонал и должен охранять пациентов от сомнительных связей друг с другом. На деле следят лишь за пациентками, чтоб не плодили себе подобных.

Однако пациенты-мужчины не спешат реализовывать свободу. Многим проще запереться в сортире с соседом, чем ждать, когда выведут на общий двор. Ведь там еще нужно выбрать соискательницу, согласную любить безвозмездно. Платить за ласку сигаретой готов не каждый - это слишком высокая цена для дурного дома. Да и ласка - это чаще всего минет через дырку в ограде. С соседом оно все как-то доступнее.

Меркантильны в сумасшедшем доме не только женщины. Находят выгоду и молодые люди, чей облик сохранил остатки шарма...

Мальчик Яша

Мальчик Яша, впрочем, не планировал торговать обаянием. Он давно уже ничего не планировал, болезнь раздушила волю. Яша плыл по течению жизни без особых притязаний. Робкого юношу ждало тревожное будущее, после того как его поместили в судебное отделение. Но вот как может выглядеть несомненная удача: Яша понравился пахану отделения - больному, державшему в страхе и бывалых. За нечастую взаимность, мальчик обрел покровительство старшего друга, а стало быть, покой. Горе ждало того, кто думал коснуться Яши с любым помыслом. Даже санитары уважали выбор грозного мужчины, хоть обычно они и не считаются с сословиями среди больных. Мужчина помогает им устанавливать в отделении советскую власть и убирает со столов после ужина.

Хитрое сплетение обстоятельств, сложные отношения и классовая борьба вокруг собственной персоны - все минуло Яшино понимание. Он замечал только результат: его не тревожат и время от времени грозный мужчина приходит за мздой. Но и это мелочь, деталь. Яша живет глубоко в себе, внешний мир - декорация. Главное действие происходит внутри яшиной хворой души. В ней нет места ни любви, ни ненависти, ни печали, ни радости. Погруженный в мысль, Яша не выглядывает наружу. Невзначай можно подумать, что просто-напросто Яша предпочел убогому бытию богатый внутренний мир, краскам которого нет аналога, или задумывает новое течение в философии. Но все проще. Он пытается вспомнить, запер ли дом перед выходом. На том и свихнулся.

Этот дом уже давно не яшин. Живо только сомнение, запер ли...

Психиатрия и гомосексуальность

Психиатрия как наука и гомосексуальность как явление распрощались в вольном мире почти тридцать лет назад, американские и европейские классификации не видят в однополой любви отклонения от психических норм. В России, правда, дела обстоят похуже. Знакомый на призывном пункте рассказал военным, что он гомосексуал и его послали в дурдом на освидетельствование. В российских клиниках нравы теперь помягче: не бьют. Знакомого лечат от позорной хвори арт-терапией - высоким искусством. (Лечить арт-терапией гомосексуальность, с точки зрения современной психиатрии, - это все равно, что ноутбуком печку топить, что, в общем, для России занятие обыденное).

Однако и заморские психиатры оставили в своей науке место для геев. Есть пара-тройка диагнозов, связанных, так или иначе, с влечением к собственному полу. Вернее, страхом перед этим влечением.

Напоследок случай из практики. Когда я еще был студентом, к нам в отделение поступил молоденький мальчик - солдат срочной службы с диагнозом "гомосексуальная фобия". О новом пациенте я узнал на утреннем совещании, мальчика еще не видал, но его случаем живо заинтересовался.

Начал спрашивать врачей об анамнезе. Выяснилось, на определенном этапе в душу юноши вкралось подозрение, что сосед по казарме ищет с ним близости. Со временем подозрение распространилось на других сослуживцев, а потом и на командный состав, от сержанта до командира полка. Мальчику казалось, что его все хотят. Подозрение отравляло будни и в конечном итоге принудило юношу запереться от поклонников в служебном помещении. Из помещения юношу извлекли и доставили на осмотр к психиатрам. Случай разжег любопытство, я оставил дела и пошел посмотреть на чудо-мальчика, которого хотят все.

Что я вам скажу... Беглого взгляда хватило, чтобы понять соседа юноши по казарме, других соратников, сержанта и особенно командира полка. Такого трудно не вожделеть, мальчик был красив красотой универсальной, расположенной вне вкуса и предпочтений. Правильные черты лица, складная конституция, выгодно очерченная армейской формой.

Солдатик, съежившись, сидел в углу палаты и опасливо смотрел на меня. Я не сумел утаить любопытства, чем вконец расстроил юношу: и здесь ему не будет покоя. Пациент был скорее мертв, чем жив...

Я вернулся к врачу и сбивчиво попытался сформулировать впечатление: "Видите ли, доктор, мальчик здоров...".


Фото Rohn Meijer


11 ДЕКАБРЯ 2013   |   АНДРЕЙ ДОНЕЦ


Оцените:    Мне интересно    Мне неинтересно
Ссылка: 



Я рекомендую







6






Отзывы читателей

Не проходите мимо! Оставьте своё мнение »


Ответить на этот отзыв
эстет   (11/12/2013 05:54)   


Классификация описанных автором пациентов, примерно, соответствует постоянным посетителям этой доски!
Правда,тут чуть побогаче в нюансах,так как "палаты"посвободнее...
А так один к одному!


0    
    




Tom   (11/12/2013 17:27)   


Да бросьте Вы, Саня, дурдом везде, а в жизни его куда больше, чем на этом форуме. Что касается описанных клинических случаев психиатрии, то сделаны они мастерски: читаются с интересом, тем более, что о таком срезе жизни узнаешь не так часто. Спасибо автору! Давайте ещё, тем более, что у Вас есть опыт работы в этой сфере!:-)

+2    
    





Ответить на этот отзыв
Роман Кузнецов   (11/12/2013 18:10)   


Печален быт больных. Интересный экскурс.

+1    
    





Ответить на этот отзыв
Павел Судак   (11/12/2013 21:30)   


Представить страшно, что творится в такого рода заведениях. Главное на своём опыте не узнать....

+1    
    





Ответить на этот отзыв
опухший @OPUHCI   (12/12/2013 15:36)   


Все сегодня жалуются на черный депрессняк!
День такой говенный!
Уж, на что я всегда строго следую заветам нашей всеми любимой правящей партии смотреть в будущее светло и по-доброму-,и то сегодня совершенно выбит в шизу!
Представляете,истеричка-начальница с утра нагло мне заявила,что половину новогоднего бонуса она мне не даст,так как в последнее время я не взволнованно отношусь к работе!
Морда хохляцкая!
С ее личиком только баррикады на Майдане строить,а не отбирать новогодние бонусы у не взволнованных работников!
Дрянь!
С горя нырнул на плешку воздухом подышать,полюбоваться,так сказать,красивым пейзажем..
И там ничего хорошего не увидел-кругом один пейзаж после битвы!...
Холодище,там-сям шастают парочка мародеров с хищными глазками...
Короче,беспросветная мгла,хоть удавись!
Зашел в нашу любимую закусочную"У Кирюшки"хряпнуть с мороза нашей любимой"Подольской"на розлив и скушать салатик"Оливье"...
И там никакой радости..
Стоят какие-то скучные провинциальные морды и с надеждой ждут столичного счастья на розлив...
Хрен дождетесь!
Из нашей плешечной духовной элиты никого!
Хотел уж было слинять,но тут подкатывает Селедка, наша главная специалистка по солдатским членам, и тоже в беспросветной депрессии...
Оказывается,она сделала сегодня контрольный объезд своих любимых воинских частей на Алексеевской и Филевской, и пришла в ужас-наши куршевельские олигархи совершенно развратили солдатиков!
Теперь"пивососиськи"там не обойдешься,солдатики требуют перед минетом роллы,суши,рисовые пирожки на горячем пару,саке и текилу,морды голодные!
Дурдом полный!
Она считает,что теперь даже на один солдатский член не заработаешь из-за роста цен и полной стагнации минетного производства в столице.
На краткосрочную и долгосрочную перспективу Селедка видит отсутствие всяческих надежд на выход из минетного тупика из-за перепроизводства куршевельских олигархов и думских сидельцев,и девальвации рубля на бирже!
Она считает,что пора строить на плешке Майдан и вызывать из госдепа поддержку,которая будет подкармливать пострадавших минетчиков печеньками.
Иначе кирдык!
Я постарался всячески развеять такой оголтелый радикализм Селедки, и призвал ее верить в светлое будущее,которое нам намечено сегодня в очень уважаемом месте очень уважаемым человеком во всеми нами любимой правящей партией...
Но Селедка у нас глухонемая в депрессии,ее в таком состоянии,как объект вожделения, имеют в одно место все кому ни лень!
Я постарался ее от такой беды подальше отвести своим безграничным оптимизмом,который,надо сказать, тоже основательно сегодня был подпорчен сукой-начальницей,хапнувшей у меня полбонуса ни за что,ни про что..
Морде хохляцкой волнения на работе не хватает,бля!
Приняли мы с Селедкой на грудь по бутылке любимой"Подольской",перемыли кости всей нашей плешечной духовной элите,и пошли себе, не солоно хлебавши ко сну...
Закончится этот день когда-нибудь, или нет!?
Уж скорее бы Новый год!
А то все в дурдом попадем!


0    
    





Ответить на этот отзыв
ВБ   (13/12/2013 16:49)   


Очень интересно и полезно тем, кто еще верит, что он нормален.
А также тем, кто боится, что он ненормален.
Это все - мы.


0    
    

http://www.kvir.ru/articles/bezumnaya-lyubov.html

Admin
Admin

Сообщения : 1778
Дата регистрации : 2015-05-15

Посмотреть профиль http://nauchnii-soyuz.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Вот граница нормы и извращения! KVIR.RU

Сообщение автор Admin в Сб Авг 20, 2016 8:09 am

текстотворение (•)

день затёрт - саднит сфинктер реальности -
фанфик обречённого текста
не больше чем совокупление
старика в юном теле
и мальчика распластанного на бумаге

голгофа (•••)

в неопалимом одиночество смотри на воды
облаку не навести мосты до твоего усыновления
мой мальчик
чувствуешь холод придвинься в астрал
замёрзнем - так в теургии
спи малыш
под колыбельную о философии
это игра "активной тьмы"
где рубашки меняют заходя в новый клинч
и блюют на любимых из прошлого
ной малыш
феминисток создали мы
ибо память о сущем приводит к гибели души
и воровству - *нецензурная брань* кровящей - наиотменного самца
сопи малыш
духовный путь совсем не то что рясы животами отбурчали
и всяка тварь стремится к своему
наш секс прекрасен ибо смысл и стиль
сливаются в содеянность оргазма
(между мужланом с бабою - ужасен
как погруженье швабры в унитаз)
ворчи малыш
мы коченеем в сугробе неприятия
бабочка в ладонях мертва
её мировоззрение распалось
оцарапав грудную клетку мне
я слаб я слаб я слаб
но вслед за ней уйдём и мы
мой сероглазый
с гусеничным членом
душой Буонарроти
мой малыш

развились из столистника
и души тянутся к формам эллинской культуры
спи ясновидящий микеланджело
в моём теле трещины дыры и бездна
заползай в них и спи умоляю спи
погрузись в имагинацию и выживи
мой сын, любовник, мой Господь

пока я попробую объяснить что ты это Он
и тебя нельзя приколоть в альбом энгомолога

транслирующее окно (••••)


Чтобы знать объект, я должен знать не внешние, а все его внутренние качества
Л. Витгенштейн
[size]


окно концентрат неуюта
мимо шныряют золотистые волосы
ресницы стряхивают пыль подоконника
мир голов волос надверший глаз

если представить что за пределами транслирующего окна
пустота выброшена за возможности этого контекста
я - его оборотная сторона
питающий шнур
личного автофишкна

реальность окна детская травма
троекратный обсессивный взмах ресниц
троекратный наклон золотой головы
троекратная проекция неуюта

члесла препоясаны истиной
а руки бинтами
форма изнанка структуры

крути барабан людвиг витгенштейн
шмонай совокупности фак(т)ов

и
это золотые волосы и хрупкие ресницы устремлены в прорезь окна
где я потусторонний обитатель прихвативший форму и свойства
тянусь ручонкой к свободе
с которой забыл смечтать утопленный в формалине бант бинтов

праязык (▬)

декабрь впадающий в волгу
близок речи впадающей в текст

шепчу: Вит мне не нужны поцелуи даже секс
первая нежность в соках промежности
наш праязык

возможность бесконтактного совокупления
в размытых формах языка
деррида определил нас ко второму уровню чтения

вит думал ли ты что наше соитие обращается к началу истории
движения фаллосов излишне поспешны
вздымается с глубин архее-пато-ологии
не более чем прафаллос
наш общий отец

вит руки трансляторы это лингвистика
плодотворность держит их при себе

ведь никто не снимал разницы между жестом и высказыванием

а потому говори без
рук нежностью свитых как свитки тел
фаллосами трущимися о первопричины бытия
только держи руки в раке для всего ставшего святым и не нужным

перевирая Витгенштейна
или оправдание Вита (•▬)

мир не более знания о нём
кузнечик с реальностью травы втоптан в грязь
его внутренние качества выпирают из внешних

так и нас вит просто переломать
впустить форму (захвати кузнечика он конвульсирует)
в атомарный факт
вне него мы не мыслим а значит нематериальны

если он существует существуешь и ты
лифчик-бэшечка
засовываю руку но там только грубые совсем не девчачьи волосы
небольшой член как скала упруго-упрямый
взгляд чуть снизу-наискось:
без этого инварианта растворятся прочие
факт лопнет как лапка кузнечика и я пропаду
этого ли хотел любовник моего подсознания

одеваю тебя в образа - посвети ликом
важна связь стянувшая нас на 15-20 метрономных сантиметров
чтобы познать объект нужно сделать это изнутри
как делаю я как делаешь ты

духовность это то что внутри тебя
а сейчас внутри тебя я
а сейчас внутри меня ты
и мы наполняем друг друга духовностью

мы покрыты структурой
мы объекты атомарного факта
мы - их совокупление
поскольку мир - совокупление всего и вся
и мы существуем пока движется река наша тел
утопаем пока есть куда тонуть
давим кузнечиков лишь для того
чтобы продлить их жизнь в пределах нашего атомарного факта

старик Витгенштейн ты не прав
мир это полное незнание о нём

Вит (••▬)

[/size]
Виту
[size]


ты в моём вкусе
сказал бы ты - мой вкус
но это полуправда
ибо истина смысл образа
а отдельные слова несущественны

но ты мой вкус
формируешь его
когда посещаешь выставки
где инсталляции вовлекают в пещеристые тела картины
а церковь сошествия христа
проклинает благословением

ведь нет обманнее образа
без меры познания и оппозиции истина/ложь
а бог чужд нашей реальности

Вит
пойдём рука об руку
через спорные факты
опровергая право на существование
если следовать логике нас нет

а есть вкус зацепившийся за бомбончик шапочки
губы вечно ускользающие от нерешительных поцелуев

утро ворующее нас друг у друга
как художник вытягивающий из жилы
форму бытия удаляет часть реальности
и не уснувших потных нас

[/size]
07 ФЕВРАЛЯ 2016   |   РОМАН ШМУЦИГ


Оцените:    Мне интересно    Мне неинтересно
Ссылка: 



Я рекомендую







1






Отзывы читателей

Не проходите мимо! Оставьте своё мнение »


Ответить на этот отзыв
Михаил_Michael   (09/02/2016 21:03)   


Мне кажется, это актуальная поэзия... так и надо... вместо надоевших ямбом и прочих тошнотворных гладкостей. Браво, Роман!



http://www.kvir.ru/stihi/tekstotvorenie.html

Admin
Admin

Сообщения : 1778
Дата регистрации : 2015-05-15

Посмотреть профиль http://nauchnii-soyuz.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Вот граница нормы и извращения! KVIR.RU

Сообщение автор Admin в Сб Авг 20, 2016 8:10 am

Мне - лишь время

Мне - лишь время. Любимому - вечность.
Остальное - предельно ничтожно.
Все, что прожито было до встречи, -
переплавить с безудержной дрожью,
перечесть, изучая ошибки,
перелить из ладоней да в горло,
надломить, что не сделалось гибким,
осмеять, что мерещилось скорбным.
Познаю с нарастающей болью:
мир - иной, чем когда-то казалось.
Быть довольным отписанной ролью -
все, что мне в этом мире осталось.
Не на равных, не дальше, не ближе,
на ответ без единого шанса,
благодарный: позволено выжить,
отдавая - вполне отдаваться.

Я отслеживал пристальным взглядом,
как пути сохранить к отступленью,
не гадая, что смерть ходит рядом,
терпеливо считает мгновенья.
Я искал адекватной замены,
я старался остаться, кем прежде,
каждый раз не считая изменой,
вновь и вновь убивая надежду.
Я метался меж тенью и светом,
между ночью и днем неустанно -
одного лишь добившись ответа:
наша жизнь - что открытая рана.
Но, на горечь и боль не взирая,
кровь теряя с движением каждым,
за любимым иду я по краю -
выбор сделан. А мой ли - не важно.

ххх

Я проклят Осенью. Надрывно воронье
кричит, кружась, над памятью моей.
Я ненавижу - и люблю ее
промозглый холод, черноту ветвей,
отребья листьев, втоптанные в грязь,
удары ветра, рвущего зонты...
Белесым дымом сигарет змеясь,
вползает в душу горечь пустоты.

Нет сил принять - и не смогу забыть.
Исполосован ледяным дождем.
Держу надежды шелковую нить,
неутолимой жаждой изможден.
Но мой тиран, неодолимый рок,
хохочет злобно из полночной высоты,
что этих кровью выписанных строк
не прочитаешь, не услышишь ты.

Я был один. И лучше так бы впредь.
Но дернул черт поймать пытливый взгляд -
и навсегда для прошлого сгореть.
Я каждый день глотаю жизни яд.
А сердца ком истерзанный кровит -
мой грех любви еще не искуплен.
Но боль в улыбку губы искривит:
Я проклят Осенью - и Ей благословлен.



http://www.kvir.ru/stihi/ya-proklyat-osenyu.html


05 ОКТЯБРЯ 2015   |   ЮЛИАН

Admin
Admin

Сообщения : 1778
Дата регистрации : 2015-05-15

Посмотреть профиль http://nauchnii-soyuz.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Вот граница нормы и извращения! KVIR.RU

Сообщение автор Admin в Сб Авг 20, 2016 8:15 am

Ночной пустырь

Ночной пустырь. Мы едем тихо.
Смотри: таксист неосторожен,
Сидит спиной... А мы без денег,
Нам не на что купить таблетки,
Чтоб оттянуть финал печальный.
Таксистом жертвовать не жалко:
Он незнакомец некрасивый.
Я задушу его струною
От старой папиной гитары
Её всегда с собой ношу я
Как талисман / на всякий случай
Вот только некому молиться,
Чтоб не дрожали мои руки...
Но будешь мною ты гордиться,
Любимый.

ххх

(на основе реальных событий)

Так сложилось исторически:
Реагирую истерически
На изменения в делах сердечных
Непредсказуемых
Невечных

Очередной воздыхатель
Классифицирован как предатель
Но я же не каратель
А просто наблюдатель

Мне помогут сети социальные
Отследить забавы патриархальные
Свадьба
Свадьба
Злоебучая свадьба

Когда же вам надоест?
Прекратите поиск невест!

Понимаю: для вас я социальный тупик...
Быть секретным аэродромом давно я привык...

(Но парни меня не слушают,
Свадебные тортики режут и кушают)

Для меня ты мертв и пока не воскрес,
А.С.

Моим соучастником стать не сумел
В. Л.

Слишком часто кричал "К ноге"!
М.Г.

Женились на особях, сведущих в деторождении
Нелепых в вожделении и автовождении
Но сильных в жизни на иждивении

И у каждого из моих несбывшихся -
По дочке,
По бессмысленной крикливой сучке.

Сговорились все трое, что ли?
Сукоделы...

ххх

Увижу старую волчицу
На окровавленном снегу.
Она в глаза мои вглядится
И отойти я не смогу.

Чужая стая здесь промчалась:
Следы... разведка... голод... риск...
Бесшумно утро начиналось,
Но вдруг - и вой, и рык, и визг.

Волчица при смерти, и рядом
Я лягу, телом к ней прижмусь.
И больше мне людей не надо:
Мне тут теплее. Остаюсь.

ххх

Ты не любишь меня, не любишь...
Повлиять на тебя не смогут
Ни приметы, ни вещие сны,
Ни Иисус и двенадцать опоссумов.

Мне придется ползти обратно,
В дотебяшную жизнь. Придется
Вспоминать позабытые правила,
Оживлять друзей и родных...

ххх

Когда он умер
Его сердце выбралось из груди
Быстро отрастило лапки
И побежало по улице
Побежало
Побежало
Засеменило
Перебирая лапками
Издавая чуть слышные чавкающие звуки

Спряталось под мостом
Иногда прыгало к воде увлажниться
Скрывалось в камнях
А вокруг - столько опасностей!
Однажды его чуть не съела
Бродячая собака
Но оно забралось
Поглубже в камни
И притаилось
И старалось не пахнуть

Оно ожидало
Такое же сердце -
Вырвавшееся
Неустроенное
Неуспокоившееся
Ненасытившееся
Оно ждет до сих пор
В камнях
Под мостом
Ждет

ххх

Угостите кокосом ослабевшего воина,
Параноика, циника, нервную рвань...
Он завидует вашему наслаждению
Он не может позволить себе гедонизм

Порошок вдохновляет на сочинения...
Угостите эстета хотя бы разок
Пусть бежит он - изгой, похотливая пария -
По дорожке по беленькой, по дорогой...

МНОГОРАЗОВЫЙ ИИСУС

Опять распятие, опять плебеев лица,
Их взгляды снизу вверх... в который раз...
И снова боль в руках, и вереница
Видений об Отце... но Он не спас,
Не защитил... опять...опять...

ххх

АФРИКА

...

Грива дыбом, и вздулись вены!
Оказалось, что смерть - не блеф.
Атакуйте меня, гиены:
Я всего лишь раненый лев.

Что ж вы смотрите исподлобья
И скрываете страх и злость?
Ни к чему в саванне надгробье,
Если можно оставить кость -

Плечевую или подвздошную...
Вы грызите, а там поглядим.
Станут вопли ваши истошные
Похоронным маршем моим.

Обглодайте меня как следует,
А потом встречайте рассвет.
Пусть зоолог мой край исследует:
"Здесь жил лев. Его больше нет."

...

Смешная рыжая голландка
Пошла смотреть на крокодилов.
С тех пор ее блестящий Nikon
Лежит на грязном берегу.

...

Леопард прокрался в вашу хижину
Ночью, когда вы спали
И украл из колыбели
Вашего уродливого ребенка.
Проснулись?
Теперь вы знаете, какой тихой может быть опасность
Перестаньте орать
Утро чудесно
Выпейте по чашечке кофе с корицей

...

А здесь сдыхает старый буйвол
И смотрит вслед родному стаду
Глаза слезятся, стекленеют,
На них уже садятся мухи,
Но буйвол все же видит сына -
Он там, с другими, он уходит...

А рядом кружатся гиены.

...

Обними меня как питон -
Чтоб не вырваться и не скрыться.
И услышишь мой тихий стон,
Хруст ломающейся ключицы.
Обвивайся! Сжимай сильней!
Почему ты остановился?
Раздави меня, не жалей.
Хоть на что-то я пригодился.

...

По пересохшему дну озера
Плетется молодой гепард
Слабеет с каждым шагом
Озирается по сторонам
Мать умерла от сибирской язвы
Сам охотиться еще не научился
Голод и жажда, голод и жажда
Изможденное тело
Уже не внушает страха
Даже маленьким антилопам

За ним следует съемочная группа
Канала Discovery
Методично фиксируют
Его последние дни
Устраивают обеденные перерывы
Жрут пьют смеются
Потом снова берутся за камеры
Гепард смотрит на них и думает:
"Эй, человеческий Бог...
Наведи рак на их детенышей,
Кучу неоперабельных опухолей..."

...

... А свидетелем этой схватки
Стало небо, пустая высь.
Все копытные без оглядки
Разбежались, боясь за жизнь.

Здесь повздорили два шакала,
Два позорно влюбленных пса.
Глупых самок они немало
Разорвали... а что, нельзя?

...

"Заходите к нам на водопой..."
Пела львица ласково и так нежно -
"В эту ночь желудок свой пустой
Успокою плотью вашей грешной..."

...

Кто утянет меня под воду,
Кто затащит на дерево? *нецензурная брань*,
Бесконечно добра природа,
Как убийцы серийного мать.

Чьи же зубы в меня вонзятся?
Не желаю я быть живым.
Даже звери меня стыдятся,
Мною брезгуют как гнилым.

Если б не был я жалким трусом,
То давно бы нашел змею:
"Здравствуй, мамба! Одним укусом
Обеспечь себе жизнь в раю".

...

В стаде - хаос:
Мертв вожак!
Разбегайтесь,
Всюду - враг.
Бей копытом,
Прыгай,бей!
Растопчи
Чужих детей.

Мы отыщем
Водоем
Зелень вместе
Пожуем.
Пусть распался
Коллектив
Жив мой друг,
Я тоже жив!
...

Межвидовые сложности,
Межродственные связи...
Гуляй, зверье безбожное!
Смиряйся с безобразьем.

Приветствуй вырождение
Почтительным поклоном
И сделай вожделение
Единственным законом.

...

Почему я родился самцом?!
Охотиться не желаю.
Убивать, если честно, брезгую.
В душе я покорная сучка,
Похотливая пацифистка.
Крашу когти розовым лаком
И иду гулять по саванне.

...

Мы живем в опасности с рожденья
Мы должны быть вечно начеку
Пожирают нас без сожаленья
Ждут, следят, готовятся к прыжку

Вот сигнал опасности раздался
Страх в глазах и пыль из-под копыт
Тот из нас, кто съеден, тот, кто сдался,
Сразу нами проклят и забыт

...

Будьте милосердны
Жалейте крокодилов
Им нужны экскурсии
Из детей-дебилов -
Жирных, любопытных,
Лезущих к воде...
Не мешайте детям
Знакомиться с дикой природой.
...

Самка увидела альфа-самца,
Ползет, приготовилась к случке...
В кустах - браконьеры, и горстку свинца
Уже приготовили сучке.
Но смерти не чует клыкастая дура...
Чью стену украсит роскошная шкура?
...

На кладбище слонов
Среди костей и бивней
Я танцевать готов
Вымаливая ливни

Скупое божество
Мой танец не увидит
Оно от нас ушло
Оно нас ненавидит

Любовь моя, смотри:
Я двигаюсь беззвучно...
Мы будем спасены
Мы будем неразлучны

Все племена умрут
Все звери околеют
Но нас с тобой поймут
Простят и пожалеют

...

Мы в крови, и над нами звезды.
Мы устали бежать. Легли.
Взялись за руки. Спорить поздно.
Я подвел тебя. Извини.

Будем съедены мы с тобою
Юной стаей - их прячет мрак.
Поприветствуем хриплым воем
Голодающий молодняк.
...

Маленькие дети!
Ни за что на свете
В парке Серенгети
Вам гулять нельзя:
Похотливый буйвол
Всем предложит травки,
Будет глазки строить,
Будет намекать...
А гориллы-урки
Зачморят вас, милых,
И плевать в вас станут
На виду у всех.
И на групповуху
Позовут гиены -
Грязные, клыкастые,
С вонью изо рта.
Носорог насадит
На большой и толстый...
Берегитесь, дети,
Вам несдобровать!
Рвотного рефлекса
Нету у питона,
Глоткою глубокой
Вас он удивит.
А слоны затопчут
Толстыми ногами.
Вот такой фут фетиш,
Вот такой финал!

ххх

Эй, парень, куда идешь?
Слов не пойму никак.
К гопнику - на нож?
К любимому - на кулак?

Громче и четче! Эй!
Это не твой район.
Никто из местных *нецензурная брань*
Не слышал еще твой стон.

А может, ночей дурных
Закончилась круговерть?
Тебе, как удар под дых,
Гороскоп обещает ----

ххх

Шрам на шее у подонка
Бровь опять рассечена
Я - корабль, он - воронка
Я хочу дойти до дна

Я тону и напеваю
Я кружусь и хохочу
Целиком в нем исчезаю
Возвращаться не хочу

Кто же выдержит сравненье
С тем, чей нож прирос к руке?
Он рожден для преступленья
Он шагает налегке

ххх

Уже пьянею, рифмы ускользают,
Слова плывут как трупы по реке, -
Вылавливать нет сил. Я улыбаюсь:
Ни строчки новой, но - бокал в руке.
Катись оно, гори оно, плевал я...
Все путается, вертится опять
И вот... я ни о чем...не написал я...
Еще глотну... и всхлипну... и в кровать.

ххх

За кого ты себя принимаешь?
Мраморное божество...
Ты думаешь, что удержишься
Там, на своем постаменте?
Несу я под курткой любовь
А ну, оцени ее мощность
В тротиловом эквиваленте!

ххх

Два безумных больных божества,
Мы поделим Вселенную поровну.
После грустного торжества
Навсегда разлетимся в стороны.

ххх

Пришлю тебе я selfie
Сразу после смерти,
Увидишь: все в порядке,
Поймешь: я не исчез.

И плакать перестанешь,
Ко встрече новой станешь
Готовиться серьезно,
Теперь уж навсегда.

А путь ко мне неблизкий...
Запьешь таблетки виски,
И я скажу: с прибытием!
Не виделись три дня!

ххх

Напишу симфонию
Разухабистую какофонию
Инструменты - из человеческих костей
Струны - из жил
Дирижер - мой двойник, но без букета хронических заболеваний
*нецензурная брань* увертюра
И раз, два, три... раз, два, три...
Наглое стаккато
Инфернальное крещендо
Непристойное пианиссимо
И раз, два, три... раз, два, три...
Кто танцует в футболке с портретом Дамера?
Чью супругу насилуют в партере?
Чьего сыночка доедают рабочие сцены?
Коронуйте меня, меломаны!
Я принес вам музыку.

ххх

Провидец видел смерть
Со мною рядом. Он
Сказал: "Пятно без формы,
Белесый силуэт.
Других не замечает,
Не льнет пока к их душам,
Но от тебя - ни шагу,
И набирает мощь."

А я живу и помню:
Она уже сильнее,
Величественней, ярче,
И злее чем вчера.
Но я живуч как шлюха
С московскою закалкой:
Вокзалы и подъезды,
Больницы и кусты.

Да наплевать мне... кровью.
Иду и улыбаюсь.
А кошка пробегает,
Глаза свои таращит,
Шипит, как будто видит
Со мной еще кого-то,
Идущего так близко,
Буквально за спиной...

хххУважаемые пассажиры!
Будьте взаимно вежливы!
Среди вас - эстетствующие вампиры
И убийцы неожиданно нежные.
Уступайте им место в социальной иерархии,
Не претендуйте на их роль в пищевой цепочке.
Вас больше, но все-таки вы - в их епархии.
Жертвуйте им детей, девственность и почки.
Вы не более чем сырье, вы - безликое стадо,
Безымянные тела из маньяческих куплетов.
Но все-таки, дорогие мои, обращайтесь куда надо
В случае обнаружения подозрительных предметов.

ххх

Я отказываюсь умирать молча
Мы же на скотобойне а не в библиотеке
Буду орать пока не порвутся связки
Орать пока в глазах не полопаются капилляры
Хочу доказать: я все-таки был!
Я жил!
Я пытался держать удар!
Со мной надо было считаться!
Я буду кричать в пустоту
Мой вопль - царапина на щеке Бога
Хочу быть наконец-то услышанным
Буду кричать до последней судороги
Берегитесь
Я открываю рот

Тело

Прислушиваюсь к музыке твоей -
Мелодиям горячих сухожилий,
Аккордам лейкоцитов и костей...
Твои предтечи все безмолвны были.
А ты звучишь по-разному всегда,
И дорог мне оркестр этот пьяный.
Играй себя без нотного листа,
И слушать никогда не перестану.

xxx

Убивать любимых нужно ночью -
В озере под звездами топить.
Оглянись и убедись воочью:
Только здесь смогу тебя убить.

Опустись на дно, любимый. Тише.
Ни к чему бороться и кричать.
Берег пуст, никто тебя не слышит...
Господи, какая благодать!

Смерть - не наказание, а чудо.
Чудо ждет юнца на глубине.
О тебе я вечно помнить буду
Как о том, кто умер в тишине.

xxx

Чудо в Андах

Летел самолетик недолго,
Потом *нецензурная брань* в горах.
В горах, говорю! Не на Волге,
А в Андах. Падение! Крах!

Крушенье прикончило многих,
Лавина как бонус пошла.
И раненых всех и убогих
Старуха с косой забрала.

Остались хуястые, злые,
Латиносы - как на подбор.
Католики, но не святые,
Об этом веду разговор.

Без каши, сарделек и супа
Так быстро дичает народ!
Католики кушали трупы
И верили: помощь - придет.

Гурманы безлюдных ущелий!
Эстеты заснеженных скал!
И ляжки, и ребрышки ели,
Плюя на мертвецкий оскал.

Потом потихоньку сношались
В сугробах и спальных мешках,
Партнерами дружно менялись
И верили: счастье - в штанах.

Устав от знакомых соитий,
Нашли вдалеке пастуха
И с воплем "Вот новый сожитель!"
Еще раз вкусили греха.

Пастух обеспечил спасенье,
Больницы и громкий пиар.
Смотрите, какое везенье!
Закончился горный кошмар.

Но каждый, кто спасся, запомнил
Одно: человечины вкус.
И думал: "Как было легко мне
В горах! Может, все же вернусь?"

И каждый на память оставил
Кто кость, а кто скальпа кусок.
Кто выжить себя заставил,
Теперь навсегда одинок.

xxx

Опустошен, но не раздавлен.
Пытаюсь скрыть дрожанье рук.
И в черный список мной добавлен
Еще один хороший друг.

Простить его по-христиански
Мне не дано: я слишком зол.
Отмечу свой вердикт шампанским:
Поймать и посадить на кол!

xxx

Устав от педантичного арийца,
Хочу стрельбы и клоунов в крови.
Я напишу серийному убийце
И попрошу совета о любви.

И переписка будет оживленной,
Пикантной, и игривой, и шальной.
Лицо убийцы заслонит иконы.
Семья убийцы станет мне родной.

Взгляни-ка, Фриц, на русскую небрежность:
Себя ласкаю я его письмом.
О Господи, теперь я знаю нежность,
Теперь не пожалею ни о чем.

xxx

МАРТ

На льдине ребенок, на льдине ребенок!
И льдину уносит вода
Весна разошлась не на шутку
Ломает клокочет швыряет
Глядите -
На льдине мой сын!

Я смерти боюсь
И в воду не прыгну
Но буду бежать, спотыкаясь
Бежать с незнакомцами рядом
О вечная жадность до зрелищ
У пестрого стада плебеев!
Мы будем бежать, пока льдина
Не скроется за поворотом
Мой сын не кричит и не плачет
Заворожен ледоходом
Замер на четвереньках
В варежках, вязаной шапочке
Цвета аквамарин

Его не спасут

А я проживу еще несколько лет
Буду пить с утра, едва продрав глаза
Чтобы не помнить, не вспоминать, не думать
Но полоснуть по венам страшно
Шагнуть с крыши еще страшней
Буду умирать постепенно
Умру один
Среди бутылок и вони
Тело пролежит пять дней
Потом соседка зайдет за солью
Но это потом
А пока я бегу за льдиной
Задыхаюсь и подвываю
Но в воду не прыгну, не прыгну...

xxx

Как ничтожны победы прежние
По сравнению с тем, что рядом!
Я мгновенья ворую нежные
А других мне уже не надо.

Я ползу, чтоб к тебе приблизиться.
Снизойди до меня, согрей.
Почему бы мне не унизиться
Ради ласки ленивой твоей.

Постарайся же скрыть презрение:
Я всего лишь попал в капкан.
Я Рокфеллер на иждивении,
Одомашненный Чингисхан.

Мне легко обойтись без лишнего:
Не люби, но не бей под дых.
Ты вживаешься в роль Всевышнего.
Я - лишь коврик у ног твоих.

xxx

Наконец-то иссякло и выдохлось
Затянувшееся одиночество!
После тебя мне не хочется
Рот полоскать никогда.
Сохраняя во рту твой вкус,
Я хожу с блаженной улыбкой.
Ты по-прежнему здесь, со мной.
Я моллюск для твоей жемчужины.

xxx

В Москве - тоска, в Москве - морозы!
*нецензурная брань* как хочется глюкозы.
Я жру бисквиты, пралине,
Чтоб все забыли обо мне,
Чтоб стал я толстым и смешным
(Осевший горе-пилигрим).
Куплю зефир и шоколад,
Печенье, мед и мармелад.
От всех проблем, от всех врагов
Избавит только Коркунов.
Уединение - не грех:
Не нужно думать про успех,
Не нужно помнить, доверять,
Бежать, надеяться и ждать.
Сожгу боа, котурны, грим...
Мне надоело быть живым.

xxx

Малыш, мы можем стать шедевром
Искусства низменного жанра
И в хрестоматии вонзиться
Как обоюдоострый нож.

Когда научимся бесстыдству,
Легко добьемся процветанья.
В эпоху приторного глянца
Его достойны лишь шуты.

xxx

Шрамы укрощают мужчину
Ранения заставляют скулить
И цепляться за жизнь. Глядите
Как скорчился этот мачо -
Не хуже податливой сучки.
Что, страшно тебе, "воитель",
"Диктатор", "завоеватель"?
Признай свое пораженье
И руку мою поцелуй.

xxx

Я слышу ярость океана
Во всех степях, во всех горах.
Вода - величье без изъяна
И бунта вечного размах.

Глубинам с сушей изменяю,
Забыл о маме с чешуей.
Но скоро кровь свою смешаю
С родной искрящейся водой!

xxx

Закажу-ка мясо с кровью
И представлю: это ты.
Резану тебе над бровью
И от уха до губы.

У неверных тело слаще,
Потому тебя и ем.
Прав был мой косматый пращур,
Пожирая взятых в плен.

На фарфоровой тарелке -
Мой любимый антрекот.
Человек с душою мелкой
Осчастливит мой живот.

xxx

А я проклятий знаю множество,
Я страшной силою храним.
Меня предавшее ничтожество
Умрет и нищим и больным.

xxx

Вновь тот город. Он так же пуст.
Лишь бетон, и стекло, и мрак.
Снова беженец я и трус.
Полночь рядом. Тик-так, тик-так.

И опять возникают псы.
Как же воют они, как воют...
Остановлены все часы
Той, что снова пришла за мною.

Ускользаю - в который раз!
Я вне времени, я исчез.
Пусть кричит она псинам: фас!
Я в заброшенный дом залез.

Вновь отсрочка. Пока дышу.
Малодушен. Невидим. Слаб.
Скоро утро. Домой спешу -
К новой схватке готовый раб.

xxx

Душа не слушает приказы
А тело сделалось чужим
Любовь пустила метастазы
И я теперь неизлечим

Тебя ни в чем не обвиняю
Но все труднее мне дышать
Я феерично умираю
Хочу с собой тебя забрать

xxx

Скрипка скулит как побитая шлюха.
Пьем и друг другу в глаза не глядим.
Разума голос - поодаль и глухо.
Похоти запах - непобедим.

Странно: мы вместе, по-прежнему вместе...
Непоправимо фатальный сюжет!
Злоба в словах, фальшь в каждом жесте.
Пара животных, изгоев дуэт.

Будем считать это версией счастья
И вариантом богемной семьи:
Взгляд исподлобья - угроза - запястье -
Нож - и усмешка - и скатерть в крови.

xxx

Тот же холод и те же маршруты:
Без имен, второпях, на бегу...
Я продам эту осень кому-то,
Чье лицо разглядеть не могу.

И останусь один - как обычно!
Мне так проще, спокойнее. Мне
Быть согретым весной - непривычно,
Видеть свет - непривычно вдвойне.

xxx

Убийство завершается дождем -
Никем не предугаданным, огромным.
В который раз останемся втроем:
Вода, и я, и юноша бездомный,
Не дышащий уже. А я смеюсь:
Все повторяется, все вертится по кругу:
В лесу беседа, жалость, похоть, грусть,
На горле пальцы - и тоска по Другу.

xxx

Я лев-альбинос, отвергнутый прайдом, влюбленный в оперы Вагнера
Я голодающий ребенок, мысленно четвертующий каждого толстяка
Я любимица Иисуса, всепрощающая медсестра, сосущая у пациентов спидозного хосписа
Я большеглазый инопланетянин, заспиртованный на секретной военной базе
Я мускулистый кентавр, отбивающий чечетку
Я ленточный червь, грезящий о кишечнике Нефертити
Я Луна, безмолвный ментор изможденных сомнамбул
Я упоительное слияние снега и крови
Я последний неприличный сон старой девы
Я первое семяизвержение Артюра Рембо
Я путешественник во времени, записавший на видео танец Саломеи
Я украинский партизан, отдающийся белокурому эсэсовцу в лесу
Я наитвердейший шанкр ever
Я зеркальное отражение вампира
Я побочный эффект электросудорожной терапии
Я паспортный стол с данными неизвестных солдат
Я социальная сеть для общения живых и мертвых

Почему в меня никто не влюбляется?
Почему от моего голоса ни у кого не перехватывает дыхание?
Почему, шепча мое имя, никто не умирает со счастливой улыбкой?

xxx

Крадусь на цыпочках, беззвучно,
Боюсь смутить и напугать,
Как предыдущих. Может, лучше
Тебе совсем меня не знать:
У нас ведь разные породы,
Не совпадают ДНК.
От нас рождаются уроды,
Жильцы кунсткамер - на века...
Но как же хочется сродниться
С неподходящим существом!
Копытом топнуть и влюбиться,
Согреться под чужим крылом...

xxx


Admin
Admin

Сообщения : 1778
Дата регистрации : 2015-05-15

Посмотреть профиль http://nauchnii-soyuz.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Вот граница нормы и извращения! KVIR.RU

Сообщение автор Admin в Сб Авг 20, 2016 8:15 am

СЛОМАННЫЙ ТЕАТР

О черт, Мельпомена подсела на крэк,
В театр впустила расхристанный век,
Гнилую эпоху. Смотрю и смеюсь:
В разрухе рожден, перемен не боюсь.
Мельчает трррагедия вместе с людьми,
Легко забываются полые дни.
е
Герои, как мухи, увязли в б | де
и
Гертруда, краснея, звонит в КВД,
Король навещает вокзальных *нецензурная брань*
А призрак конфетками манит детей.
Забыл подать реплику пьяный суфлер
И Гамлет умолк, одинокий вафлер...
Задушен статист в паутине кулис.
Реинкарнация - выход на бис...
Не будет его! Тишина. Полумрак.
Пьеса окончена. Автор - дурак.
А я заскучал среди глупых вещей:
Кресел, старух, бутафорских ножей.
Я сонный. К чему этот пыльный фэн-шуй?
Искусство, искусство, вонзи в меня....

xxx

Составляю план убийства твоего.
Отвечаю "Ах, любимый, ничего!" -
На вопрос "Что делаешь на кухне?".

Сам сижу, с улыбкой размышляю...
Голову отдельно закопаю:
По зубам легко ведь опознать
Неверную изрезанную *нецензурная брань*.
Отпечатки пальцев не спасут:
В базах нет тебя ни там ни тут.
Анонимом сгинешь, "Телом Икс".
Был бы греком - плюхнулся бы в Стикс.
Но, поскольку в Болшево живешь,
В подмосковной речке ты сгниешь.

ВИРТУАЛ

За твоей анкетой шпионаж
Я считаю личной жизни формой.
Я тобой доволен: не предашь,
Не изменишь... сердце мое в норме!

xxx

Всегда незаметен момент перехода
Ко сну. И, наверное, так же непросто
Понять, что ты мертв - уже пару секунд,
И десять, и двадцать...Ты мертв. Не вернешься.
Другая история, новые краски.

Теперь, за чертой, ты узнал все ответы,
Но глупым живым рассказать их не сможешь -
Какое-то время.
Смотри, завертелось
Огромное нечто, и ты растворился -
И нет тебя больше.

xxx

Не жди, что увидишь слезы,
И страх, и в коленях дрожь:
В ответ на твои угрозы
Я просто лизну твой нож.

xxx

Хочу в бойфренды к Гелиогабалу -
Для юности с гнильцой, для декаданса.
А если загрущу по хлороформу,
И иглам, и халатам в пятнах крови -
Затейник Менгеле придвинется поближе
И назовет любимейшим твореньем.
Но будет ревновать меня Брэд Дэвис!
Надеюсь, и ударит, и потопчет...
Люблю свою раздробленность и щедрость
И знаю правила любой дурной игры.

СТИХИ ДЛЯ ДЕТЕЙ

1
Вышел мальчуган из шкафа,
Маме правду рассказал.
Проще было б до жирафа
Достучаться. Мальчик знал:
Он не будет понят ею,
Так устроила страна.
И от злости зеленея
Мама душит пацана.
И кричит, и матом кроет:
"Гомик! Пидор! Мразь! Свинья!"
То как зверь она завоет
То заплачет как дитя.
Била шваброй, проклинала,
И сыночек убежал.
Между плешкой и вокзалом
Обживаться мальчик стал.
Болен, но в отсосе ловок.
Нищ, но жаждет перемен.
И в кругу гнилых педовок
Он известен как Кармен.

2
Идет педэ, качается
У клуба на виду:
"Ох, бабло кончается,
А парня не найду".

3
Из чего же, из чего же, из чего же
Сделаны наши мальчишки?
Из коктейлей, эпиляций,
Распродаж и мастурбаций,
Из попыток спрятать страх,
*нецензурная брань* на соцсетях,
Мутных фоток, эсэмэсок,
Дилдаков и бибиэсок,
И пааадруг - ревнивых шавок,
И анальных бородавок,
Смазки, крема для загара,
Маникюра, перегара,
К натуралам вожделенья
(Перемешанным с презреньем),
И из темных комнатушек,
Анонимных поблядушек,
Из подделок GUCCI, PRADA,
Жалких версий снов Де Сада,
И из трусиков гламурных
(То прозрачных, то ажурных),
И певучих интонаций,
И побитых демонстраций -
Сделаны наши мальчишки.

4
В полном разгаре мандеж бибиэсовский.
Горе московское! Долюшка гейская!
Страшно, Ренаточка, жить.

Все за неделю умаялись, сладкие.
Пятница - время греха без оглядки.
С кем-то пора затусить.

Кто-то на фистинг, а кто на группешник,
Этот в попец, этот только в ротешник,
Шримпинг и дождь золотой...

"Выбрито все" / "Волосат и брутален",
"Оргия, *нецензурная брань*!" / "Одинок и печален",
"Мишка" / "Парнишка худой".

Мальчик бездомный, провинциальный,
Ищет решенья проблем коммунальных -
Ржет гомопедский "бомонд".

Дядя, просивший у всех секси фотки,
Будет лежать с перерезанной глоткой -
Значит, не дремлет "ремонт".

Стань понаглей и получишь гостинец:
Всех принимает полночный зверинец,
Если не ждать перемен.

Мальчик, давай посрамим "Камасутру"!
Мальчик, а веришь ли в новое утро?
Мальчик, возьми меня в плен...

5
Как устроить в клубе шмон
Знает доблестный ОМОН.
Будешь, мальчик, ты пленен
И побит немножко.

Ой ты, Коля-Николай,
Сиди дома, не гуляй:
"Оккупай-педофиляй"
Бродит по дорожкам.

Лучше б это Фишер был:
Он в гараж бы заманил,
Черепушку раскроил,
Но не так бы мучил.

А страна законом бьет,
Душит, гадит, давит, гнет,
Поиграть нам не дает
В этой сказке сучьей.

xxx

Верните мне моих слонов, и жемчуг, и наложниц, и ребенка -
Смешного, белокурого, на чуждом мне наречии лепечущего.
Я стар. Повелеваю всем остаться здесь, в долине.
Разбить шатры и лечь, и умереть. Смелее, падальщики!
Летите, и ползите, и подкрадывайтесь.
Такое пиршество бывает раз в тысячелетие.
Желаю быть забытым, величие мне в тягость.
Устал от имени, народам всем внушавшим ужас.
И пусть земля обратно примет все каменья
И посмеется над сплетенными скелетами:
Ребеночка и старика.

xxx

Не давай мне кончать до рассвета,
Придуши, если хочешь - слегка.
Чистота затерялась где-то,
Позабыта давно, далека.

"Друг от друга еще не устали?"
"Нет, ошейник и хлыст приготовь!"
Короли привокзальной швали
Все же верят в свою любовь.

xxx

Не нужно Двоим симметрии,
Синхронных жестов и слов.
Но в нашей с тобой геометрии
Многовато острых углов.

Чертеж мой ты вечно губишь
Убогостью цифр и фраз.
Но если меня разлюбишь,
Получишь циркулем в глаз.

xxx

Осиротевший демон скорчился на башне,
Скулит и воет, обхватив колени,
Царапает когтями старый камень:
"Опять нам мстят за то, что мы другие!"
Еще вчера бы счастлив: грыз младенца,
Наинежнейшим мясом упивался,
И косточки обгладывал, и чавкал,
Луне подмигивал, горгульям корчил рожи.
Но мать погибла в схватке с новым веком
И безутешен демон этой ночью.
Я выйду из укрытия тихонько,
И подойду к нему, и обниму за плечи...

xxx

Считай меня своим Касперским
Ведущим поиск уязвимостей
И слабостей, и тонкостей, и страхов.
Ты будешь мной исправлен очень скоро:
Почищен, обезврежен, обновлен.
И каждый вечер, как приду с работы,
Исправным должен быть твой жесткий диск.

xxx

Тасуешь время как колоду,
Меняешь даты, сроки...Бог!
Верни мне юность нищеброда,
Тогда я был не так уж плох.

Верни мне молодость обратно
И мы по новой все начнем.
Понаблюдать за мной занятно,
Как за строптивым грызуном.

В какие игры ты играешь,
Мне не дано пока понять.
Разочарован мной. Раздавишь.
А смысл? Хотел бы я узнать...

xxx

Участь соперника

Будет сломана нога
С хрустом, *нецензурная брань*! Гипс-гипс ура!!!

ПОДРАЖАНИЕ АЛЕКСАНДРУ АНАШЕВИЧУ

Я - животное, под дешевыми иконами скулящее.
Отвергнуто прошлым, не принято настоящим.
Потеряло хозяина я, пресмыкаюсь и всхлипываю.
Пожалейте же меня, гадину побитую. 
Начиналось-то с радуги, гордости, фейерверков,
Но не выдержало я ни одной проверки - 
Ни на прочность, ни на верность, ни на везение.
Посыпаю голову пеплом, скорблю о своем рождении.
Я больное насквозь, надо мной все смеются.
Прихожане, плесните молочка в мое блюдце.
Чтоб счастливых не пугать, я густо загримировано.
Скоро всем надоем, буду заживо замуровано.

xxx

Разлад, развод, разгром, разрыв!
По крайней мере, каждый жив...
Я буду верить в то, чем стал
А ты собою быть устал
И пусть тебя червивый храм
Заманит к несвятым отцам
И в этой затхлой тишине
Весь путь твой - от стены к стене
(Стыдясь меня, стыдясь себя...)
О православная свинья
Отринь мирскую грусть, печаль,
Церковно-приходская шваль
К моим стихам останься глух
Забудь всех мускулистых шлюх
Зубри Экклезиаст, Левит,
И верь, что Бог тебя простит.

xxx

Скользни в 80-е, в парижский май
Оплакивай умершую богиню
По улицам растерянным броди
Запомни остроту разминовенья.
Ты никогда спасителей не встретишь
Твои порывы - невпопад, ни к месту.
Учись любви у брошенной собаки:
Довольствуйся объедками и жди.

xxx

Давай оденем розовые фраки
И прыгнем с небоскреба. Приземлимся
На изобилье орхидей и гиацинтов.
Банально, весело - клишированный рай.
Вот каталог реальностей; начнем-ка
Мы с той, что сотворили Пьер и Жиль.
В ней покрасуемся, а после Антиноем
И Адрианом станем ненадолго.
Потом нырнем в предательство - ‘’Керель’’ -
И в ‘’Ангелах в Америке’’ застынем.

Эпоха нежности начнется в новом мире:
Ручные змеи, карамельные кастеты...
Мы станем верными, угомонимся,
Срастемся и заслужим тишину.

xxx

Легко писать в манере классической
Опосредованно поэтической
Про порывы безудержной страсти
И приливы теплого счастья
Про журчанье любимых речей
И мерцание, на хер, свечей...
Но попробуй остаться поэтом
Написав о вокзальном минете
И о чьих-то грязных ногтях
И о сперме на рукавах
И о сладости униженья
И последующем оцепененьи...
Докажи, что это красиво,
Докажи.

xxx

Не ведал лысенький Ильич,
Что на планету рухнет ВИЧ

И мы пойдем другим путем
И дружно смерти подпоем

И будет чахнуть молодежь
И не задушишь, не убьешь
Сей вирус.
Надо привыкать:
Умрут и девственник и *нецензурная брань*.

(Вичевой, вичевой,
Не хотим играть с тобой!)

Теперь друзья твои - саркома,
Понос, одышка, глаукома,

Лишай, бронхит, туберкулез,
Лимфома, герпес, кандидоз...

Покуда сдохнуть не готов,
Поверь в великих докторов -

Они придумают вот-вот
Лекарство от твоих забот.

Надейся, но не жди чудес.
Пусть не меняется твой вес,

И мерзость спит в лимфоузлах,
И не изводит душу страх.

И если море - Соколинка,
То ты - заразная песчинка.

xxx

А ВОКРУГ ЮНЫЕ

Лицо - как посмертная маска.
Ввалившиеся глаза.
Собачья потребность в ласке.
Морщины. Сутулость. Слеза.

На старческое паденье
Оцепенев, гляжу.
Смешно его вожделенье.
Жалею и ухожу.

НОЧНОЕ

Пятница. Бар. Плоть. Bartender. Мужчина!
Дайте "Шабли" и немного стрихнина,
Дайте трансуху с закосом под Лайзу,
Горстку стекла к восьмому "Санрайзу" -
Шоб здидувався знакомый уролог...
Суньте в язык мне побольше иголок -
Может, заткнусь и мешать Вам не буду,
Брошу Москву и тусовку забуду,
Но в промежутке желаю веселья:
Сто орхидей на несвежей постели,
Дага младого со страстью животной,
Митингов буйных как на Болотной,
Ночь не кончается
Ночь продолжается
Дайте мне выпить!

xxx

До чего же время условно,
Если въелась в тебя печаль!
Будь со мной. В 20.30 ровно
В зеркалах заблестит Версаль.

И закружимся мы с тобою
Среди вееров, париков,
Пудры, масок, парчи, левкоев,
И смешных непонятных слов.

Почему же мне снова страшно?
Есть ли способ отсрочить Суд?
В чьем же перстне тут яд? Не важно:
Раньше времени не дадут.

xxx

Мне снилась гиена у мусорных баков -
С глумливой усмешкой, в центре Москвы,
И мертвые дети в холодных бараках,
И пальцы с мозолями от тетивы.

Распад продолжается после рассвета,
Эпохи и судьбы роятся вокруг,
Не будет прощенья, не будет ответов,
Вселенная - тело, хаос - недуг.

Но как же мне вычислить цепь совпадений,
Чтоб встретить того, кто начнет все с нуля?
Он знает порядок, не знает сомнений.
Он будет прозрачней и выше меня.

xxx

Приверженцы нашей конфессии
Шествуют в пестрой процессии
Ненужен и непотребен
Радужный наш молебен

Фальшивоминетчики
Чужих отверстий разведчики
Провокаторы-мастурбаторы
Гомодрилы
Мудераторы
Транссуки
Нестандартные осеменители
Перенаселенной планеты спасители
Кобловки, бучихи-паучихи, язычницы
(школы Мартины Навратиловой отличницы)
Писатели
Членовредители
Членистоногие
Членовещатели
Вольноопущенные
Мастера альковного спорта
Заслуженные деятели эскорта
(Не пойму
Зачем тут тусят спасатели Малибу
И почему за наше дело
Радеет старушка Памела)
Клозеточные артисты
Мелированные стилисты
Юных чресел ценители
Чадолюбивые священнослужители
Клубные алкоголики
Голодные шопоголики
Содержанцы - в кабриолетах
В трико - мужчинки из балета
Напевные мальчики с клатчами
Не интересующиеся хоккейными матчами
Псевдонатуралы с обручальными кольцами
Позабывшие о своей семье
И т.д. и т.п. *нецензурная брань*, и т.д. и т.п....

Борьба бесполезна, идите домой
А те, кто отчаялся - сыграйте со мной
От бремени жизни избавить я рад
Кто не спрятался, я не виноват
Мое вербальное мастерство
Выпотрошит ваше естество

xxxxxx

Мы рождены, чтоб сказку сделать пылью,
Развеяв все остатки на ветру.
Мы расписались в собственном бессилье.
Пора свернуть нечестную игру.

Разочарованных детишек Люцифера
Не радуют ни радуга, ни мрак.
Долой все компромиссы, полумеры...
Пора продегустировать мышьяк.

xxxxx

Все боги умерли, осталось только Солнце.
Оно заменит наваждения и культы.
Объединит нас всех, глазницы выжжет,
Благословит и засухой и жаждой.

Последним поколением мы станем,
Толпой солнцепоклонников-изгоев.
А после нас пустыня разрастется:
Песок и Солнце, Солнце и песок...

ПРОСЬБА

Быть убитым тобой
Во сне -
Разве может быть что-то
Слаще?
Землеройкой доисторической,
Вдруг раздавленной глупым ящером
Не желаю быть, не желаю.
И кометой я не сгораю,
На Бермудах не исчезаю,
К гильотине я не шагаю...
Смерть
Должна быть
Б ы т о в о й.
Смерть = покой.
Я люблю тебя.
Смелей.
Жди - усну.
Вздохни.
Убей.

xxx

Кто-то дышит в соседней камере,
Кто-то тоже припал к стене
И по сбивчивому дыханию
Я пытаюсь представить лицо.

Нам нельзя нарушать безмолвие
Каждый шорох карается карцером
Но тоска по прикосновениям
Изъязвляет как кислота

Одиночное заключение
Заунывное приключение
Похотливой души лечение...
Мы не помним своих имен

Но сквозь камни союз наш празднуем
И вправляем друг другу вывихи
Замираем в своем величии,
В неподвижности, в тишине...

xxx

РАЗДВОЕННЫЙ ЯЗЫК

Мой парень - похотливый бес
He likes to take it up the ass
И жизнь его - то цирк, то ринг
He used to be a lovely twink
Теперь он мудрым стал давно
He`s not a size queen anymore
Мир прежний им уже забыт
And we ain`t into kinky shit
Консерватизм нам стал милей:
No threesomes please, and no roleplay
И моногамия - наш тренд:
Together till the fucking end!

xxx

Нет повести печальнее на свете,
Чем повесть о несделанном минете.

xxx

Почистит жемчужные зубки
И рот сполоснет не спеша
Хорошая девочка Витя...
А чем же она хороша?

Спросите об этом мальчишку,
Что в доме напротив живет.
И он, засмущавшись, ответит,
Что Витя отлично сосет.

Звезда групповушек и клубов,
Известная в узком кругу...
И даже Давид Барамия
Мечтает присунуть Витьку.

В игнор всех завистников, Витя!
Призванье свое ты нашла.
И лучшее горло России
Как знамя повсюду несла.

А чтобы поменьше работать
И жизнь чтоб была *нецензурная брань*,
Апгрейдь ротовое отверстье
И с рвотным рефлексом борись!

КРОВОСОСНОЕ

Пьянеет парень одинокий
В тумане клуба, в два ноль пять.
Зачем тусовка так жестока?
Зачем печален он опять?
Он помнит чудное мгновенье,
Когда из "Трешки’’ ехал в ‘’Шанс’’ -
Им овладело вожделенье
К таксисту...тщетно...диссонанс
Теперь тут рулит когнитивный -
Следствием коего, равно как и осознания часто имеющей место быть удручающей дисгармонии между выбором потенциальных партнеров и их часто имеющим место быть пренебрежением к нему, стало постоянное стремление употреблять алкогольную продукцию - вот как сегодня ночью.
Кавардак у него в голове
Группа крови на рукаве
Четвертая положительная
Самая охуительная
Поклоняться ему буду
Словно чудо-королю
Лимфоцитов в парне много
А я кровушку люблю
Ой-ля-ля, ой-ля-ля,
Я - вампир! Дрожи, земля!
И вечной жаждой измордованный,
Гляжу - он пялится в ответ
И вижу iPhone 5 ворованный
И где-то спижженный браслет...

Вдруг, из темной комнатушки,
В белых пятах там и тут -
Престарелая лохушка,
Коммуняка-проститут.
И, до умиления неадекватно оценивая свои внешние данные, щурясь временно отвыкшими от света глазами, он начинает мерзко лыбиться Утолителю Жажды Моей.
Я волком бы выгрыз соперников всех,
К дешевкам почтения нету.
Клыкасто-готическим важен успех
Карету мне, *нецензурная брань*, карету!

...Люблю финал пидовских шоу,
Давно испробованный драйв,
Когда намазанная клоун
Опять ‘’поет’’ I will survive.
Я сказал поехали
И махнул рукой
Мальчик будет выпит
Толь-ко
мной!

xxx

Ливень хлещет хрипящий город,
Бьет наотмашь чумной водой.
Город-вепрь загнан и вспорот.
Огрызайся, пока живой.

Ливень мстит за меня - чужого,
Не прижившегося нигде.
Город гостя желал другого.
Значит, город теперь в беде.

Я приветствую разрушенья
И предвижу толпу сирот.
Я останусь злорадной тенью
Здесь, над озером нечистот.

xxx

Притаилась в Москве больница,
Поджидает меня весной...
Там однажды ночная птица
Распластается надо мной.

Захлебнусь закипевшей кровью,
И волна меня унесет.
И таблеткам у изголовья
Будет найден другой живот.

Неизбежное неподсудно.
Скоро - занавес, скоро - крах.
Ежечасно, ежеминутно
В унисон со мной дышит страх.

Я ЖИВ

Дурная кровь бежит по венам
Изводит душу день за днем
Опять готовлюсь к переменам
И к испытанию огнем

Семь шрамов на моем запястье
Три вдоль, четыре поперек
Мой дядя предсказал несчастье
И лучше выдумать не мог

Я жив, я голоден, я светел
Я жив, я горд и полон сил
Но не желаю быть в ответе
За тех, кого не приручил

Меня клонируют пришельцы
Заселят мною новый мир
Я экстремалы-новосельцы
Я не боимся черных дыр

Я расщепляю даже время
И осушаю семь морей
Пускай оставит мое племя
Следы невиданных зверей!

Я ПОМНЮ

Я помню: тьма, подвал средневековый
И тонкогубый бледный инквизитор
С усмешкой наклонился надо мной.
Я помню боль в суставах, помню, выл я,
И признавал любые прегрешенья -
Не прикасайтесь только, и не мучайте...
Чума внесла поправки в ход событий.
Мой инквизитор, праведник бубонный,
Кричал, что всех утащит за собою,
Плевал в меня, лизал меня, и плакал.
Я пережил его на восемь дней. Мы оба гнили
В подвале каменном. Повсюду - стоны,
И плач ребенка с улицы - чуть слышно.
Маршировали и вальсировали крысы,
Придумывали сотни инсталляций,
Оттачивали каждый свой перформанс...
Та жизнь была всего лишь подготовкой
К мученьям нынешним.

МУЗЫКАНТ

Сыграй Шопена на пылающем рояле,
Когда весь город корчится в огне.
Сегодня мы бояться перестали,
Сегодня победим в большой войнe.

Люблю твои измученные руки
И шрамы поперек набухших вен
Приветствую полуночные звуки
Приветствую начало перемен.

А утром мы пойдем по пепелищу --
Такое не увидишь и в бреду --
И новый город где-нибудь отыщем,
Где музыка,и мы,и дом в саду.

МЫ

Мы герои новейшей повести
Про разлуку, любовь и вино.
Наша книга еще не написана,
Но ей классикой стать суждено.

Будут дети писать сочинения,
Путать даты, менять имена...
И читая все это на облаке,
Хохотать будем ты и я.

ПОСЛЕДНЯЯ ЖЕРТВА

What’s up? Мы подошли из-за угла:
Царь, царевич, король, королевич...
А
ты
кто
будешь
такой?
Отвечай поскорей
Не задерживай лучших московских *нецензурная брань*
Не созданы мы для легких путей
Никто не спасется от наших когтей
А был ли мальчик?
Он съеден, съеден в Одессе.
А сколько всего нами съедено?
Восемь...девять...десять...
Хотелось бы всех поименно назвать,
Но воют сирены, и надо бежать.
На город опять опустился туман
Столица гордится количеством ран
Ты пробуешь крикнуть, но голос дрожит
А нашим обжорством гордится Лилит
А может, отпустим, в покое оставим,
А может зажарим, а может, и сварим,
А может, малыш, компромисс ты найдешь?
Хочешь, чтоб трахнули - прыгай на нож!

ЦАРЬ МОРСКОЙ

Карл-клептоман похитил у Клары
Кегли, кокос, кастет и кораллы.
Тише, Кларисса! Не надо, не плачь.
Пусть он достанет из моря твой мяч.
Там заждалась его жадная тьма,
Там мой любимец, гигантский кальмар.
Где ты скрываешься, Кракен-красава?
Будь со мной рядом, ждет тебя слава.
Племя морское! Племя морское!
Следуй за мною! Следуй за мною!
Сучки медузы, шлюхи русалки,
Левиафан, акулы-хабалки,
Крабы, мурены, скаты, сирены,
Всех я накрою царственной пеной!
Эй, на земле, забыли про ренту?
Скоро затонут все континенты.
Вас, сухопутных, не ждет ничего.
Всюду - лишь море, везде - H O!
2

xxx

Надеяться не на что, друг мой любимый,
Любая война завершится ничьёй.
И дом, что когда-то с тобой возвели мы,
Стадо двуногих сравняло с землей.
Теперь мы - пожизненно - лишь постояльцы
В отеле, где нечем оплачивать счет,
Где пьяный скрипач кровавыми пальцами
Играет все тот же безумный фокстрот...

xxx

Мы сближены не счастьем, а бедой.
Мы медленно срастаемся с тобой.
И, доверяя теплой глубине,
Желаю потерять себя в тебе.

xxx

...И до конца моих позорных дней
Останешься религией моей.


09 АПРЕЛЯ 2013   |   АНДРЕЙ СПЕСИВЦЕВ


Оцените:    Мне интересно    Мне неинтересно
Ссылка: 



Я рекомендую







19




Отзывы читателей

Не проходите мимо! Оставьте своё мнение »


Ответить на этот отзыв
Damir Aitouganov   (09/04/2013 21:55)   


Реальное, капитальное "Браво"! Брависсимо! Такая интересная поэзия - словно сорвали корку с мозга, где записаны все эти разные стихи, знакомые ещё с детства, но так всё органично и классно всё вместе слить в одно и преобразить во что-то новое. Вот это да! Это как сделать новый вкусный салат из приевшихся продуктов. Потрясно! Однозначно очень понравились стихи.

+9    
    




Андрей Спесивцев   (10/04/2013 17:08)   


Улыбаюсь и благодарю!

+8    
    





Ответить на этот отзыв
Алексей Первый   (20/07/2013 22:45)   


Ну-ка,напиши-ко нам ишо
Как клубится кубарем земля
И как море топит корабля
Сдохнувший благоуханный стан
-словно в водку брошенный стакан!..
Иль тебе как прежде милы вдруг
Руки вкруг обоссанных подруг,
Коих нет ни места,ни числа?
-числу нет счета,месту -дна!
Ну,правда,очень хорошо!
Давай пиши, паши ишо
-до капли выскребь донце!
Пиши- и никаких гвоздей!
Вот лозунг твой и Солнца!


+7    
    





Ответить на этот отзыв
Феликс Бобчинский   (14/09/2013 11:14)   


Тоска, разочарования, обиды...
Почему?

Наш мир несовершенен, иллюзорен.
Споткнувшись, глупо проклинать камень. Попеняй глазам, которые отвлеклись на симпатичную мордашку.


+9    
    





Ответить на этот отзыв
Михаил Везов   (31/12/2013 12:50)   


припекло...

-8    
    




автор дурак   (06/08/2015 00:44)   


Марина Рувимовна, вам-то что? Ищите гетеросексуала, здесь таких нет.

0    
    





Ответить на этот отзыв
Кира Абаева   (10/02/2014 18:45)   


Прочитала стихи. Красиво, коротко и ясно.
Андрей Спесивцев это псевдоним?
Слишком уж тексты эти напоминают жизнь Александра Спесивцева

-5    
    




Андрей Спесивцев   (14/02/2014 23:06)   


Если речь об известном серийном маньяке, то между его деяниями и моими стихами нет ничего общего.

+6    
    





Ответить на этот отзыв
ВБ   (04/11/2014 22:39)   


Только слышно на улице где-то: не давай мне кончать до рассвета. Андрей, спасибо, я получил огромное удовольствие. Надеюсь, и многие другие тоже.

+9    
    

http://www.kvir.ru/stihi/poslednyaya-zhertva.html

Admin
Admin

Сообщения : 1778
Дата регистрации : 2015-05-15

Посмотреть профиль http://nauchnii-soyuz.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Вот граница нормы и извращения! KVIR.RU

Сообщение автор Admin в Сб Авг 20, 2016 8:16 am

"Охлобыстиана"

Поборник православных истин
И подзабытый лицедей,
Проговорился Охлобыстин,
Что он за то, чтоб жечь людей.

"Всех геев затолкаем в печки!" -
Воззвал он, истово крестясь.
Оно, казалось бы, "словечки",
Но что за буря поднялась!

Взбурлили говна на просторах
Бескрайней и хмельной сети:
Собчак отметилась с укором
Нахмурил Познер край брови,

Антон Красовский матерился
в "Фейсбуке", собирая дань
Бесценных "лайков". Вопль взвился -
"Фашизм грядёт! Господня срань..."

А Ванька-то - дурак лишь с виду,
Пиар-елду седлает вновь:
Он призывает (вот же пидор)
В тюрьму сажать нас за любовь!

Письмишко строчит президенту
О возвращении статьи.
Но тут ему из Думы: "Хрен те.
Иван, окстись и отсоси."

Чему, о голубое братство,
Нас учит этот инцидент?
Растёт публичное пространство?
Смягчился сердцем президент?

Идут в атаку мракобесы?
Себя пиарит скользкий глист?
А может, это лишь завеса,
И Охлобыстин - не фашист?

Он, может, только отвлекает
От РПЦ и воровства?
Увы, никто не разгадает
Мотивов Ваньки-подлеца.

Но страшно, собственно, другое:
Готова почва для беды,
И может здесь случиться горе
В села масштабах иль страны,

Иван - юродивый, но рядом
В средневековой липкой тьме
Не им разбуженные гады
Мечтают ставить нас к стене.

(далее с пафосом)

Очнитесь, геев миллионы,
Пока не тащат вас на кол!
В ряды, под равенства знамёна,
Готовы будьте встать сплочённо
И сделать русский "Стоунволл"*!

______________________

[size=14]* Стоунволлские бунты, или Стоунволлское восстание (англ. Stonewall riots) - серия беспорядков и спонтанных демонстраций против полицейского рейда, которые начались в ночь на 28 июня 1969 года в гей-баре Стоунволл-инн на Кристофер-стрит (Гринвич-Виллидж, Нью-Йорк). Эти столкновения часто приводятся в качестве первого случая в американской истории, когда представители ЛГБТ-сообщества оказали сопротивление узаконенной государством системе преследования сексуальных меньшинств.
http://ru.wikipedia.org


Рождественское

Я - гей. Что в этом пришлом слове
Для сердца русского слилось?
Проклятья посылать доколе
Мне станут, сглатывая злость?

... Пью чай, читаю строчки Фета.
Заиндевелая Москва
В высь башнями Кремля воздета,
У ног уже обелена.
Я жду тебя. Вдруг заскребется
В замке как будто робкий ключ -
Захлопну Фета. Свет прольется
В прихожей, словно из-за туч.
Узнать боюсь дыханья почерк
И тень на глянцевой стене -
Томящих сердце проволочек
Нет ничего желанней мне!
Вот входишь, просто и поспешно,
Как Рождество среди зимы -
Холодной, вьюжной и кромешной,
Ожесточающей умы.
"Мальчишка..." - "Здравствуй!" Взгляд усталый,
Таящий в глубине тепло.
И вот - нас снова двое стало,
И ангел распростер крыло...

Прости, что не лежу с тобою
В снегу, впитавшем злость и кровь,
Пролившиеся за Москвою.
Готовые пролиться вновь.

xxx

Если бы я мог писать -
Так, как пишет ветер историю неба,
Так, как звезды расписывают его же свод
Ночью бездонной, которой мне не объять;
Если б в жилах моих струилась не дурная блевота -
Вялая, на ощупь и вкус тошнотворная кровь;
Если б ослепли глаза, но я угадывал мысли
И воплощал их в словах, как Моцарт в пассаже единственно возможных нот -
Я бы тогда написал о тебе, о твоих удрученных буднях
Между экстазами черно-белых молитв;
О неизведанных многими в их плоскостопных судьбах
Приступах счастья; о тысяче тобою проигранных битв;
Я б рассказал им простым, однозначным словом
О самом главном, что жизнь обеляет вмиг.
Это б вышло не хуже, чем смерть на кресте Христова.
Это бы стало лучшей из всех ненаписанных книг!

Сон Патрокла

Под кипарисом остролистым,
Хламиду сбросив с плеч небрежно,
Дремал Патрокл прекраснолицый,
Эгины гордой отпрыск нежный.

Холмом вздымалась грудь младая,
Как площадь Агора в Афинах.
Рука, стыда еще не зная,
Нагих касалась чресл невинно.

Живот застыл, как гладь в безлунье
Иль матовая терракота -
Узоры вывел зной в раздумье
На нем из девственного пота.

Дрожали сомкнутые веки...
Он видел бой за град Приама:
Идут в атаку храбро греки,
Вот-вот падут троянцев храмы.

Он - впереди. Храни, Афина,
И ратной одари удачей!
Смерть виноватым! Смерть невинным!
Стремглав он в гущу схватки скачет

И на дворца крутых ступенях
Во славу Зевса-Олимпийца,
Коня гнедого в мыло вспенив,
Пронзает Гектора-убийцу...

Сражен Приам. Гекуба в рабстве.
Пируйте, эллины! Легенды
О вашем мужественном братстве,
Да будут в век веков нетленны!

Ахилл, ликуя, друга славит
И на руках своих могучих
В шатёр на ложе увлекает,
Где стол их ждёт, вин полон жгучих;

А после, с тела сняв доспехи,
Омывшись розовой водою,
На шкуре львиной для утехи
Любовной сходятся герои.

Ахилла губы знают дело -
Патрокла выпить люто жаждут,
Себе прокладывают смело
Путь по изгибам плоти влажной;

Им ненасытно вторят пальцы,
А ступни стискивают ступни:
Патрокл в Ахилла полной власти,
Все тела тайники доступны!

Желанья сок, нектар прозрачный -
Истек им юный грек, нет мочи.
Рукой мальчишеской дрожащей
Клинок направить в ножны хочет...

Что стонов единенья слаже!
От ласк, условностей лишенных,
Застывшие у входа стражи
Отвесть не в силах глаз нескромных,

И раб-нубиец с опахалом,
Как ночь с агатами в глазницах,
Язык покусывает алый,
Своим богам забыв молиться...

Мечта, остановись в зените!
Светила, путь перемените!
Порвите, Парки, судеб нити -
Двух юных воинов не губите!

Но сплетено уже решенье
И выбито на тверди звездной:
Падет Патрокл. Его крушенье
Почтит Ахилл молитвой слезной,

А после, в ярости угарной
Стрелой Париса пораженный,
Умрет и сам он смертью бранной,
Исполнив жребий предрешенный...

... ... ...

...Дремал Патрокл прекраснолицый,
Эгины славной отпрыск нежный.
Над ним парили в небе птицы.
Он улыбался безмятежно.

2013

Я тобой опьяненный юный

мы бредём по песку вдоль заката
шепчет ветер о чем-то в дюнах
ты со мной как с другим когда-то
я тобой опьяненный юный
шорох волн о застывший вечер
трепет легкий света и тени
наши губы дождались встречи
бесконечно длится мгновенье

***
Ты скажешь в трубку: "Не грусти",
И я уйду гулять по парку -
Поглажу встречную овчарку
И загляжусь на бег реки.

Я стану вспоминать твой голос
И в каждом слове суть искать:
Эх, как же рвётся сердце знать
Твой каждый вздох и каждый волос!

С тобою больно выживать,
Но без тебя - никак не выжить.
Овчарка страстно руку лижет -
Ей проще жить и умирать.

Встреча

Настали злые и безрадостные дни.
Мир утонул в обыденной крови.
Из сводок новостей сочился трупный яд.
Метель стегала спины наугад.

Я вышел на реку: в мертвецкой белизне
Кривые льдины корчились во сне.
А время шло, как тысячи веков,
Под ветра вой и плач хромых волков.

И было всё, что глаз увидел мой
Под мертволикой мачехой-луной,
Ненужно, лишне, незачем и зря -
Река, метель, кровь, волки. Ты и я.

***

Всего загадочней в подлунном мире -
Укор твоих безмерно добрых глаз,
Зрачок которых режет, как алмаз,
Живые струны на живущей лире.

Загадочней всего, что есть и было -
Плечей соприкасание и зной,
Струящийся над согнутой спиной, -
Такой чужой, такой до боли милой.

Загадочней религий и открытий -
Небритых щёк, припухших век капкан,
И пота терпкого чарующий дурман -
Бессменный спутник сладостных соитий.

В ответ на запрет пропаганды гомосексуализма


Твою улыбку хочется обнять,
Прижать к груди и опоясать сердце,
Испить до дна, навечно разгадать
И принести к жестоким иноверцам.

У каменных высоких алтарей
Жрецов невозмутимых дрогнут брови,
И прояснится взор иных царей,
Побагровевший от тоски и крови!

***
Мой эльф таинственный -
Такой прекрасный,
Такой воинственный,
Опасный, страстный!

Защитник яростный,
В комочек сжавшийся
И в муке сладостной
В рабы отдавшийся,

Такой неистовый,
Смешной такой.
Такой убийственный.
Любимый. Мой!

***
Временами мне кажется -
Может быть, только кажется, -
Что моё одиночество
Настоящим окажется,
Что придумал забавы я
Для души и для прочего
И чуждаюсь нездраво, зря
Бытия одиночьего...

Иногда мне почудится -
Нет, клянусь, не почудится! -
Что в глазах сердоликовых
Вдруг полмира очутится!
А в другой раз, в затмение -
Бездна чёрно-бездонная,
Будто было видением
Волшебство совершённое.

Другу

Ты мне недавно сильно снился -
В Париже, осенью, в плаще,
О Сену ты облокотился
И странно улыбался мне.

И без конца и без начала
Какой-то поздний нежный Брамс
Листву баюкал у причала,
Где мы молчали сотни раз...

Где ты молчал; а я со страху
Стихи читал и пил вино,
Как осужденный перед плахой,
Где жизнь оставить суждено.

***
Неуспокоенный, по жизни
Плетусь наощупь, лишь бы как,
От всех отличный и капризный,
Ни дать ни взять людской сорняк!

Себя люблю и ненавижу,
Собою мерю бытие,
И сам себе намного ближе
Всего живого на Земле.

Ношу в душе сплошную рану
Угарных чувств, надежд больных,
Мой дом - на этой куче хлама,
И он, увы, не для двоих.

Мюнхен

Три предальпийских ясных дня,
Разлитых по осенним паркам,
Дворцовым площадям и аркам
Цветов ликёра и вина.

Два взгляда карих, серых глаз,
Скользнувших вдаль под тополями,
Навстречу вечности с тенями,
Подкравшейся в вечерний час.

Единства роковая иллюзорность
Под трепетанье плачущих свечей.
И зависть чёрная бесчувственных вещей.
И времени застывшего покорность.

***
Кто ты? Ни слова не говори -
Дай поскорей твои губы!
Как беспощаден шорох зари,
Ждущей с улыбкой Иуды...

Дай мне мгновенье, вечность мне дай,
Искру одну иль пол-искры!
Что-нибудь! Душу! Живей, негодяй!
Всю! до конца! бескорыстно!

Кто ты? Не знаю. И не узнать.
Брезжит рассвет в поднебесье.
Ты победил. Ты привык побеждать.
Я принимаю бесчестье.

***
Что за глупый я ребенок?
Мне б забыть тебя скорей!
Нет же: лезешь, злой чертенок,
Из души гнилых щелей!

Вспрыгнешь вдруг на подоконник,
Где луна разбилась вдрызг -
Беззаботный беззаконник
В ожерелье лунных брызг.

Наг и нежен, как когда-то,
Дрогни жилкой лишь одной -
Брошу мать, отца и брата,
Чтобы снова быть с тобой!

***
Мы другие, и это скучно -
Так и сяк, мол, жизнь поменяла.
Говорим без боязни созвучья,
Ритуально, небрежно, вяло.

<Было время, я плакал часто -
Помнишь, прыгнуть хотел с балкона?>
Я вздыхаю в ответ безучастно,
Ногтем краску скобля с телефона.

<Всё бывает>, - твержу без дрожи
От правдивости слов избитых.
Помнят пальцы неровности кожи,
Остальное - прошло и забыто.

***
Сон в зимнюю ночь

Скрипя зубами, Лепс играет.
Бреду, как Данте, через лес.
В носу Вергилий ковыряет,
Скрывая плотский интерес.

Деревья в кадках, чучел полки -
Какой убыточный бардак!
Моей души страшней потёмки,
И жутче мыслей кавардак.

Тропа, заросшая морковью,
Как терца-рима, в никуда.
Поэт рифмует кровь с любовью.
Будильник будит. Жить пора.

***
Экзистенциальный пейзаж

Голгофы непокрытая глава.
Как три кинжала, воткнутые в череп,
Из камня три возносятся креста.

Их тень ползет к востоку. Вот уж дальних
Окраин пепельный её коснулся край,
И без того унылых и печальных.

А над крестами птиц недвижных вид,
Как крови брызг, засохших на атласе,
Незрячий глаз невольно тяготит.

Ослепла совесть (ведь никто не плачет).
Лишь хрип предсмертный на сырых крестах,
Никем не слышен, призраком маячит.

***
Дориан Грей

Я выпил кровь, как мерзостный вампир,
Как купорос, разъел большое сердце,
Как моль, в душе оставил сотни дыр
И улизнул чрез потайную дверцу.

Вот мой портрет - метни в него топор.
К чему мне жить в обличии убийцы?
Себе я вынес смертный приговор -
Пусть адский дар картине возвратится!

Пройдут года. На раму ляжет пыль.
Растрескаются краски на портрете.
Дом опустеет. Память выест гниль.
И вряд ли уцелеют строфы эти.

***
Вольные переводы двух известных сонетов П. Б. Шелли (1792-1822)

1.

Я встретил странника, идущего с Востока.
Поведал он: "Две каменных ноги
Стоят среди пустыни одиноко.
У ног - разбитый лик: черты строги,
Надменный лоб и глаз ухмылка колких -
Свидетельства тому, как верно знал
Ваятель страсти, пленные в осколках.
Слова венчают мощный пьедестал
(Всего не разобрать, как ни старайся):
<Зовусь я Озимандис, царь царей.
Воззри, Господь, на град мой - и отчайся!>
...Пусто кругом. Лишь в тишине безмолвной
Простёрся за багряный горизонт
Песков невозмутимых саван ровный."

2.

Монарх безумный на краю могилы,
Ублюдки-принцы - грязь сырой весны,
Презренные плоды угасшей силы;
Правители, что, слуха лишены,
Пиявками висят на слабом теле,
Пока желудки крови не полны;
Народ угрюмый; выжженное поле;
Военный, лютый враг своей страны,
Беснуется, как каторжник на воле;
Родство и деньги, бешеные псы;
Религия без Бога - книга мёртвых,
Нетленных слов, невежеством затёртых -
И это - те могилы, из которых
Воскреснет Истина и озарит просторы?

[/size]
08 ФЕВРАЛЯ 2013   |   АНДРЕЙ СТРАВИНСКИЙ


Оцените:    Мне интересно    Мне неинтересно
Ссылка: 



Я рекомендую







5






Отзывы читателей

Не проходите мимо! Оставьте своё мнение »


Ответить на этот отзыв
Ксюня Ткач   [size=11](15/02/2013 03:41) 
  


Спасибо Вам!!! Они замечательные!!!

+6    
    




Андрей Стравинский   (16/02/2013 19:32)   


Спасибо! :-)

0    
    


[/size]


Ответить на этот отзыв
vikkon   [size=11](23/02/2013 14:30) 
  


Замечательно! Прочитал с удовольствием! Очень нравиться.

+3    
    




Андрей Стравинский   (23/02/2013 17:10)   


Дорогой Виктор, спасибо Вам большое за комментарий!..

+1    
    


[/size]


Ответить на этот отзыв
Tom   [size=11](27/02/2013 18:25) 
  


Признаюсь, давно не читал стихов: все некогда остановиться и насладиться.
А тут вдруг как толчок в грудь, и ты стоишь ошарашенный и удивленный!
Спасибо за огромный букет ярких эмоций и чувств!


+7    
    




Андрей Стравинский   (28/02/2013 01:37)   


Дорогой Том, спасибо Вам за лестный отзыв, мне было очень приятно его прочесть. Сам я чрезвычайно критично отношусь к своим поэтическим творениям, но когда вдруг хвалят, начинаю снова задумываться: а может, в самом деле, они не так уж плохи, как твердишь себе постоянно? В любом случае, если мои стихи доставили Вам несколько приятных мгновений, это для меня как автора большая радость...

+4    
    


[/size]


Ответить на этот отзыв
Tom   [size=11](28/02/2013 12:10) 
  


Андрей, если бы Вы любили собственные творения, как иные свое отражение в зеркале, то они бы наверняка меньше трогали других. Так что, вперед и с новыми стихами! У Вас это здорово получается!:-)

+3    
    


[/size]


Ответить на этот отзыв
Павел Судак   [size=11](26/04/2013 15:18) 
  


Приятные стихи. Прям с удовольствием прочитал пару! Остальные буду осиливать на выходных!!!

+2    
    




Андрей Стравинский   (27/04/2013 00:11)   


Большое спасибо. Как совестливый атор, очень надеюсь, что удовольствие, полученное от прочтения остальных стихов, отчасти компенсирует затраченные усилия! :-)

+1    
    


[/size]


Ответить на этот отзыв
Павел Пестряков   [size=11](30/08/2013 12:51) 
  


Сказать, что мне понравилось - это ничего не сказать. Написано очень качественно. Красиво. И в классическом стиле.
Для меня большая гордость быть опубликованным на том же сайте, что и Вы. Smile


+6    
    




Андрей Стравинский   (05/09/2013 00:59)   


Благодарю, Павел! )) и желаю Вам творческих и прочих успехов, конечно же! Андрей

+1    
    


[/size]


Ответить на этот отзыв
Антон Ерин   [size=11](24/05/2014 02:01) 
  


Прочитал на одном дыхании. Читать,читать,читать!!!

+5    
    




Андрей Стравинский   (27/05/2014 02:04)   


Спасибо большое! ))

+1    
    


[/size]


Ответить на этот отзыв
сергей SES   [size=11](21/12/2014 23:16) 
  


Если в Библии "Песнь Песней",то у Вас,дорогой, "Чувства Чувств"!
Много согласных букв получилось...так это потому,что я согласен со всем,что прочитал.
Нет,не прочитал! Прочувствовал,провспоминал,проплакал...и тоже когда-то думал:
"Ужели будет так ВСЕГДА?
И выстрел в сердце:НИКОГДА!"
Спасибо,родной,за этот мучительный бальзам!


+4    
    


[/size]


Ответить на этот отзыв
Ray Sunshine   [size=11](19/05/2015 01:54) 
  


Безумно талантливо, очень красиво😇

+1    
    




Андрей Стравинский   (19/05/2015 19:07)   


Спасибо большое, Ray! :-)
Похвала редких читателей - луч света в темном царстве неуравновешенной психики поэта... *smile*


0    
    


[/size]


Ответить на этот отзыв
Соловьёв   (11/01/2016 18:41)   


Cон Патрокла особенно понравился.



http://www.kvir.ru/stihi/ya-toboy-opyanennyy-yunyy.html

Admin
Admin

Сообщения : 1778
Дата регистрации : 2015-05-15

Посмотреть профиль http://nauchnii-soyuz.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Вот граница нормы и извращения! KVIR.RU

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения